Выпуск 21 от 21-Nov-11
Выпуск 20 от 24-Oct-11
Выпуск 19 от 30-Sep-11
Выпуск 18 от 16-Sep-11
Выпуск 17 от 02-Sep-11
Выпуск 16 от 05-Aug-11
Выпуск 15 от 25-Jun-11
Выпуск 14 от 11-Jun-11
Выпуск 13 от 27-May-11
Выпуск 12 от 06-May-11
Выпуск 11 от 15-Apr-11
Выпуск 10 от 09-Apr-11
Выпуск 09 от 25-Mar-11
Выпуск 08 от 12-Mar-11
Выпуск 07 от 05-Mar-11
Выпуск 06 от 25-Feb-11
Выпуск 05 от 19-Feb-11
Выпуск 04 от 12-Feb-11
Выпуск 03 от 28-Jan-11
Выпуск 02 от 21-Jan-11
Выпуск 01 от 14-Jan-11

Наш хостинг Rambler's Top100
Rambler's Top100


 

ДОСУГ: истории хоговчан

Ангел (глава 3 - финал)

начало тут

Когда Ангел пришел домой, то Матвея там не оказалось. Наверное, провожает Еву домой, решил Ангел и спокойно отправился готовить себе ужин. Но Матвей не пришел ни к полуночи, ни ночью, и даже утром его не было. Входная дверь скрежетом замка оповестила о приходе Кота только к полудню. Вид у ввалившегося в дверь хозяина квартиры был живописный. Прическа на голове явно наводила на мысль о сеновале, грязная одежда еще о чем-то, фингал под глазом вообще многозначительно молчал, и в целом речь решил произнести лишь обладатель вышеперечисленного:
- Ангел! Яда мне, яда! Ну или попить. Или пожрать. Или ванну.
Ангел смотрел более чем удивленно, прислонившись к косяку и жуя бутерброд.
- Яда нет, ванна на месте, поесть могу приготовить только после ответа на вопрос "И где ты был?"
- Не помню, но там не кормили, а лишь поили.
- Ааа.. А потом ты упал?
- Неа, потом я подрался! Но мечей не было, были кулаки, вот и все. Дай покушать?
- Иди в ванну, боец невидимого фронта, а потом заглядывай на кухню - паек выдам.
Сидя на кухне на подоконнике, Ангел смотрел, как Кот, только что вышедший из ванны, жует приготовленный завтрак. Казалось, еще чуть-чуть и он замурлыкает от удовольствия.
- Матвей, а Ева-то где?
- А не знаю.
- То есть, как это не знаешь?
- Ну, вот так. Мы вчера поругались вечером, и она ушла, а я пошел к знакомым и там провел время, - он дотронулся рукой до синяка. - Можно сказать, что удачно.
- И ты её одну отпустил вечером?
- А что? Мне за ней бегать что ли? Обиделась она, видите ли. Ну и ладно. Я сказал, как думал, и нечего сразу убегать.
- Да уж. Это что же ты такое сказал, если не секрет?
- Да какой там секрет. Сказал, что Мишка посредственность, фехтует так себе, зависит от родителей, все никак оторваться не может. А она как начнет заступаться, что, дескать, я бессердечный и ничего ни понимаю. Ну, я и сказал, что раз он такой хороший, пусть гуляет с ним. Она и ушла.
- Матвей, ты скотина.
- Правда? Это же прекрасно!
- Нет, это ужасно. Ты зачем ей все это сказал? Тебе что больше не о чем поговорить было?
- Может и не о чем. Она спросила - я сказал. Всё, закрыли тему. Если придет, меня нет.
- Знаешь, вряд ли она теперь придет.
- Ну и хорошо.
- Тебе сегодня последние долги в институте сдать надо.
- Я помню, сейчас пойду. Блин, а программку-то я не написал..
- Я написал, бери и бегом, а то все преподаватели уйдут.
- Ангел! Благодетель спас душу заблудшую! Тогда все бегу, бегу! - и Кот выскочил из комнаты.
- Хм, похоже душу-то как раз я и не спас. Плохо, однако, - Ангел вздохнул и пошел мыть посуду.

В институте было шумно и жарко. Матвей, счастливый тем, что у него, несмотря на опоздание и внешний вид, приняли работу и даже поставили зачет, вышел на улицу счастливым человеком. Хвостов больше не было. Кое-какие зачеты поставят автоматом, спасибо Ангелу. В общем, не жизнь, а сказка. И тут зазвонил телефон.
- Привет, Матвей, - голос Миши на том конце телефона казался далеким и каким-то неправильным в этот чудесный день. И что ему нужно?
- Привет, коль не шутишь. Как дела?
- Нормально, вот дело есть.
- По делу, значит, звонишь? Это хорошо, рассказывай.
"Сейчас о Еве заговорит", - почему-то подумал Матвей, но разговор пошел не о ней.
- Ты в курсе, что Ангел уезжает?
- Ну он что-то такое вроде говорил, а что?
- Да я вот подумал, давай ему вечеринку устроим, причем где-нибудь на природе, вроде как пир с турнирчиком. И нам развлечение, и ему приятно. А то мы давно все вместе никуда не выезжали.
- Да, как-то не выходило. Но я даже не знаю. Ты когда планируешь?
- На эти выходные. Он сказал, что потом уедет.
- Не, Миш, на эти я не могу, у меня дела.
- Кот!? Ты что? Ангела порадовать не хочешь? Он же тебе помогал.
- Да, помогал, ну и я ему тоже. А что порадовать? До свидания я ему и так скажу, без выезда в лес.
- Но ведь он же для тебя старался.
- Миш, ты что от меня-то хочешь? Чтоб я сказал, да все сделал он, да я ему по гроб жизни, да как же мне без него теперь, чем отплатить и т.д.? Ты этого хочешь?
- Не, ну не совсем, но элементарная благодарность.
- Ага, а я неблагодарная свинья? Вот и узнал. Спасибо, я ему и без твоих нравоучений скажу.
- Но поездка..
- Я же сказал, что не могу. Что еще?
- А как же, мы ведь на игру хотели, вместе..
- Похоже, что у меня не получится, да и вообще заканчивать надо с игрушками. А то вон из инста чуть не вылетел, надо серьезней быть, и ты об этом подумай. Все-таки аспирант, учитель, а сам все, как маленький, с деревянным ножичком бегаешь. Все, уже отбегался, пусть теперь молодежь занимает место в первых рядах.
- Матвей, ты что?! Мы ведь друзья, мы едины.
- То, что мы друзья, еще не говорит, что надо до упора сходить с ума. Рыцари от этого и вымерли, сэр Вильям, и нам грозит та же участь. Я все думал, как тебе это сказать, вот и сказал. Я пас. Игра окончена, у меня дела. Пока.
Матвей отключил телефон и с раздражением подумал, что ощущение неправильности этого звонка было верным, а настроение подпорченным. Поэтому он глянул на часы и, передумав идти домой под заботливое крыло ангела, пошел в гости во вчерашнюю квартиру: там все равно еще кто-то должен остаться, а может и что-нибудь еще найдется.

- Кот!
В трубке была тишина, почти гробовая. Глухая беспросветная тишина, тишина, которая приходит в момент последнего слова.
- Кот.. - трубка все также молчала, а Миша уже и ни к кому конкретно не обращался, так, к самому себе, наверное.
- Ну что? Убедился? - Ева сидела рядом с ним и молчала весь разговор, поняв, что отговорить от звонка не сможет. - Трубку бросил?
- Хуже, он нас бросил.
- Нас? Нет, это он себя бросил. Кричал, что ему рыцарская честь дороже всего, что мечи и шпаги - вот его призвание.. Не грустите, сэр Вильям, он когда-нибудь поймет, что был не прав. А может и нет.
- Миледи, но как же так? Ведь еще неделю назад он говорил это, а теперь.
- Раз сказал теперь - значит, думал всегда, просто тогда у него было много проблем и одна отдушина - мы. А теперь у него все в порядке и ему наше общество стало мешать. Так бывает.
- Это неправильно.
- Миша, правильно-неправильно, не нам решать. Это кто-то сверху точно знает, а люди делают выбор и все. Вот станут у него неприятности появляться, и Кот снова вспомнит про нас глупых.
- А может и нет.
- Может нет. Но это уже другая история. Ну так что, праздник для Ангела мы будем делать?
- Наверно. Нет, точно будем, он тут ни при чем.
- Тогда давай решим, что надо сделать…

Домой Матвей пришел в полночь. Ангел сидел за компьютером и что-то писал. Монитор радостно светился и периодически подмигивал.
- Привет, Ангел! Чем маешься?
- Работаю. Подбиваю остатки дел.
- Понятно, а я вот сегодня все!
- Что все?
- Все изменить решил в жизни и изменил.
- Ну как поподробнее.
- Все хвосты в институте сдал, на последний курс перешел, с играми завязал.
- Погоди, в смысле завязал?
- В прямом. Мишка позвонил, а я ему и сказал, что все баста, карапузики, хватит типа, ну и так далее. Я понял, что всему есть свой предел. Так вот мне давно пора было отойти от размахивания мечами и произношением нелепых фраз, которые ни к чему не ведут. Взрослеть надо, работать нормально надо, карьера там и все такое - в принципе, родители правы оказались. Так что всё, Кота больше нет, есть я - Матвей!
- И ты этим гордишься?
- Чем? Что Матвей? Да!
- Нет, тем, что ты все это бросил и т.д.
- И этим горжусь. Всё, я вырос, Ангел, перешагнул какой-то рубеж, внутренний что ли, и понял, что дорога моя другая. Да ты че скис-то?
- А как же ребята?
- А что ребята? Думаешь, им без меня хуже станет? Вовсе нет. Мишка, наконец-то, к Еве подойдет, на игру поедут и так далее. Они потом тоже поймут, что к чему. Просто, может позже.
- Кот, то есть Матвей, но ты ведь гордился тем, что особенный. Ты же говорил мне..
- Ой, Ангел, ну говорил. А что говорить, если везде траблы? Если надо хоть чем-то гордится? Тут и насморком можно козырнуть, если он есть. В общем, всё. Ээ, ты чего?
Ангел медленно встал из-за компьютера, и вдруг Матвею показалось, что он стал выше, что светлые волосы стали золотистыми и от них идет какое-то сияние, что исчезли на миг привычные джинсы и футболка и мелькнула белая тога, а за спиной взметнулись крылья. Но лишь на миг. Матвей потер глаза руками - и все исчезло. Да, спать надо больше, решил он. А Ангел все также стоял перед ним, какой-то грустный, но торжественный.
- Матвей, я провалил свою работу.
- Почему? Ты же сказал, что все хорошо?
- Я ошибся, Матвей. Я думал, что делаю доброе дело, правильное, а на самом деле - нет. Я выпустил джина из бутылки.
- Погоди. Ты о чем вообще?
- О тебе, Матвей. Я, понимаешь ли, твой АНГЕЛ ХРАНИТЕЛЬ и не на полставки, а на полную. Я прибыл сюда с целью помочь тебе уладить все неприятности, разобраться в себе самом. Но, видно, пошел не по тому пути. Я хотел, чтобы у тебя не было проблем ни с родителями, ни с учебой, и ты, свободный от этого груза, шагал бы дальше по дороге рыцарства рядом с друзьями, любимой девушкой. Ведь мало осталось людей, которые верят в сказки, которые видят другой мир и пытаются им жить. Слишком мало. Но я ошибся. Гордыня взяла в тебе верх. Я проиграл и не знаю, как это исправить.
- Ангел, ты что говоришь? Ты в своем уме вообще-то? Какой еще хранитель? Слушай, по-моему, ты заигрался, тебе пора бросать это дурное дело, а мне побольше спать надо.
- Матвей, твои уши глухи к моим речам. Я плохой ангел.
- Да брось, ты классный парень, только, оказывается, малость повернутый. Ты куда это пошел ночью-то?
- Я ухожу, поскольку более ничего не могу сделать, по крайней мере, сейчас. Может, когда-нибудь я пойму, в чем моя ошибка. Тогда мы возобновим наш разговор, а сейчас - нет. Мне пора идти.
- Ангел, сбрендил! Во дела! Куда ты ночью пойдешь?
- На трассу..
- Ну вот, какой же ты ангел, если с рюкзаком да по трассе.
- Это не рюкзак, это чехол.
- Для чего?
- Для крыльев, Матвей. Так удобнее.
- Брось ты чушь говорить. Какие крылья? Может ты перегрелся? Может тебе по голове мечом заехали? Да что с тобой?
- Я уже всё сказал. До свидания, Матвей. Надеюсь, что при следующей встрече мы сможем понять друг друга. Если будет совсем плохо, знай, я всегда рядом.
И Ангел вышел, закрыв за собой дверь.
Матвей еще какое-то время стоял, опешивши, потом ему на ум пришло, что, может, Ангел просто псих. Такие попадаются. Заигравшиеся сумасшедшие, которых, если примешь в квартиру, так потом не выгонишь, которые будут рассказывать тебе, что они настоящие эльфы или гномы или еще кто, но эльфов больше, конечно. И вообще, ему, наверное, повезло, что он тогда так легко от Ангела отделался. Хотя странно: он вроде не казался потерявшимся в дебрях реальности, а вот на тебе… странно.
Но думать об этом не имело смысла. Он глянул в окно и увидел уходящую фигуру с рюкзаком, которая как бы светилась в темноте. Конечно, это была игра света: наверное, светоотражающие полосы или что-то в этом роде. Кот отошел от окна, почему-то разозлился не то на Ангела, не то на себя и, выключив свет, лег спать. Даже не поужинав..

Воскресным утром его разбудил дверной звонок. Он нехотя встал, глянул на часы, выругался, поскольку стрелки показывали половину девятого. И двинулся открывать назойливому посетителю. Может, Ангела попросить открыть? Хотя нет, он же вчера уехал. А может это он вернулся? С такими мыслями Матвей открыл дверь. На пороге стоял Миша.
- Привет, мне Ангел нужен.
- Всем Ангел нужен, - завел привычную присказку из старого кинофильма Кот.
- Матвей, брось, мне нужен Ангел. Мы едем в лес. Позови его, пожалуйста.
- Не могу.
- Почему не можешь? Тебе, что, сложно?
- Да.
- Да что с тобой вообще такое! Просто разбуди его и позови.
- Миша, я же сказал, не могу. Нет его.
- Как это нет?
- Ну вот так, он вчера вечером собрался и уехал.
- Куда уехал?
- Не знаю я. Просто уехал, сказал, что пойдет на трассу.
- На какую?
- Ты че привязался? Он не сказал. Он много чего сказал, а это нет.
- И что же он сказал? - Миша выглядел растерянным.
- Да много чего: и что он мой ангел хранитель, и что я во всем не прав, и что-то наподобие того, что говорил ты. А потом взял рюкзак, который оказывается и не рюкзак а чехол для крыльев. И Ушел. В общем, похоже, это заигравшийся тип, который решил, что мне его помощь была послана свыше. Вот и все.
- А может так и есть?
- Мишка, ты че? Какое свыше? Очнись.
- Он так внезапно появился, он тебе во всем помог.
- Да че во всем? Только в институте. Почему у вас заклинило, что я сам ничего не мог сделать и все это его рук работа?! Что вы ко мне привязались?! И вообще, я спать пошел. Нет его здесь. Пока!
- Погоди!
- Куда погоди? Я в трусах на лестнице долго стоять не могу.
- Ну хоть что-то он сказал? Нет, я понял, что он много сказал. Но он вернется?
- Да какая тебе разница?
- Матвей!
- Да, сказал, что когда придумает что-то, тогда вернется. Этакая Мери Поппинс. Всё, я ушел. Еве привет.
И Матвей захлопнул дверь, еще более раздраженный разговором, чем от того, что его разбудили в такую рань. Он вошел в комнату и взгляд его упал на монитор, который все также светился и подмигивал. На нем был начатый документ с заголовком «небесной канцелярии» и открытый то ли форум, то ли сайт, где постоянно мелькали цифры и сведения о каких-то людях, хранителях и т.д. В инет вылез, подумал Матвей и тут же вспомнил, что Интернета у него не было. И даже сетевая карта отсутствовала. Он ошалело сел на стул и кликнул мышью почему-то именно по заголовку «Неудачные Миссии». Начала грузиться какая-то страница, и Коту даже показалась, что он видел свое фото и надпись рядом «провалена», но тут монитор, запросив от него какой-то пароль, щелкнул и погас. Матвей потянулся, чтоб выключить его, но вдруг понял, что компьютер не был включен вообще даже в розетку. И одинокий шнур грустно лежал на столе. "Мистика!" - подумал Матвей, да так и остался сидеть возле погашенного монитора.

- Миша! Но как же так! Куда он мог уйти ночью? Ведь некуда ему, даже до трассы чтоб добраться: транспорт не ходит. Ну что ты молчишь! Ну как же так?
- Ева, я не знаю, что думать. Понимаешь, Ангел - он какой-то сразу был загадочный, какой-то слишком правильный и в тоже время совсем обычный. Я не знаю, куда он ушел. Просто вообще мысли в разбег.
- Да какая разница, ангел он или нет. Он хороший человек, а Матвей его обидел. Я знаю, он может. И он ушел.
- Ну сейчас он наверняка уже уехал на попутках. Так что искать уже нет смысла.
- Нет есть. Он не сказал нам до свидания, он не мог уйти без этого.
- Ну почему ты так думаешь? Расстроился и ушел.
- Потому что он рыцарь. А если он Ангел, то тем более!
- Не знаю, Ева.
- Что не знаю?
- Где его искать и стоит ли это делать?
- Раз не знаешь - значит, я сама его найду.
- Ева, ты куда? Где ты его найдешь?
- На дороге! Он же туда отправился.
- Стой, я с тобой.
- Нет, МишаЮ сегодня тренировка должна быть. Если я его найду, то приведу или сообщу. А ты не прерывай занятия, пусть они будут: ему бы это не понравилось.
- Хорошо, если ты так хочешь.
- Я так думаю.
- Тогда иди.

Солнце клонилось к закату. Его яркий диск все никак не мог решиться и опуститься за вершины далеких гор, что виднелись на заднем плане бензозаправочной станции. Её обитатели уже с неприкрытым интересом глядели на парня, стоящего у обочины. Он стоял там уже третьи сутки, не делая ни шага с места. Иногда лишь извинялся перед остановившимися добросердечными водителями и отказывался ехать. За эти дни к нему не раз подходили и гости придорожного кафе, и работники его. Кто звал зайти в зал и даже покушать бесплатно. Кто предлагал помощь, кто просто интересовался, и всем им парень отвечал спокойно и вежливо, что у него все в порядке, что он просто ждет. На вопрос же, кого он ждет, он лишь улыбался. В конце концов, обитатели заправки пришли к выводу, что перед ними душевно больной, но почему-то никто не решился вызвать скорую, а только поглядывали на него и уже делали ставки, сколько еще он простоит тут.
Вечерние сумерки уже окутали землю, когда у заправки остановился старенький жигуль и из него выскочила девушка. С длинными распущенными волосами, хрупкая и миниатюрная словно фарфоровая кукла. Она бегом бросилась к стоящему у обочины парню. И люди в кафе и заправке зашевелились: похоже, приближался финал этой загадочной истории человека с розовым цветком.
- Ангел! Я тебя нашла! Я знала, что ты не уедешь, не попрощавшись! Ангел, но как же так?! Ну почему ты не позвонил мне? Почему не сказал Мишке ничего. Мы все нервничаем, что ты ушел ночью в никуда. Ну что ты молчишь?!
- Потому что не хочу тебя перебивать. Прости, Ева, просто мои дела в городе завершились несколько быстрее и не так, как я ожидал. Больше оставаться здесь не имело смысла. О, привет, Миша!
- Привет, - Миша выглядел замученным и уставшим. - Ева была права, а я не верил.
- Зря, она всегда права. Правда, Ева?
- Нет, неправда, я ошиблась в Коте.
- Нет, ты не ошиблась, ты просто не смогла принять его перемену.
- Ни перемену, а измену!
- Ну, не надо таких слов. Он выбрал свой путь, вот и все. Смиритесь.
- Ангел, Матвей там говорил, что ты ему сказал, что ты есть, ну..
- Миша, я понял, что я его Ангел хранитель, так? Да, это чистая правда. Так уж вышло. А то, что выгляжу как вы, ничего не меняет. Все мы немного оборотни, - он улыбнулся и похлопал Михаила по плечу, затем поцеловал Еве руку и сказал: - Вот теперь мне и впрямь пора. Вашим Ангелам повезло намного больше, я им даже завидую. Вы, главное, продолжайте свой путь, ладно? - он взглянул на дорогу, будто все еще кого-то ждал.
Ева тронула его рукой:
- Нет, Ангел, не гляди, он не придет, прости его.
- Простил сразу же, не могу простить себя. Я все исправлю, как только пойму как. Вот, держите на прощание. Прочтете, когда я уйду.
- Ты не останешься с нами?
- Нет, увы.
- И ему ничего не передашь?
- Нет, я все сказал, а он не услышал. До встречи, друзья!
Всего на миг солнце вспыхнуло последним бликом, укрыв туманную землю своим молниеносным сиянием, и затем скрылось за горизонт. Всего на миг развернулись белоснежные крылья, и единственный взмах унес их обладателя куда-то ввысь. Люди, вышедшие посмотреть на развязку, спокойно расходились по своим делам, уже не вспоминая о странном парне. Был, нет, наверно, все-таки уехал, вот и все.
А Королева и сэр Вильям стояли, взявшись за руки, и глядели в небо. На землю опускалась летняя ночь.

Тренировка была в разгаре, по залу ходили новые мальчики и девочки. Кто-то с интересом, кто-то с азартом, кто-то просто смотрел. Новые люди, новые лица. На скамье сидел Перун в окружении молодежи и объяснял, как оружие допускается к игре, как очиповывается и с чем это все едят мастера. Её величество Ева сидела неподалеку и с улыбкой глядела на Пруна, то есть на Перуна, который выглядел совсем взрослым и умудренным годами рыцарства и умеющим все, даже найти общий язык с родителями. К слову сказать, после его с ними поездки на Юга в их отношениях что-то изменилось, и теперь папа и мама Перуна даже иногда заглядывали в спортзал, поглядеть, как фехтует их чадо, чем ужасно смущали само чадо и доставляли этим удовольствие всем остальным.
Дверь открылась потихоньку, и в дверном проеме возник Кот. Он стоял, не делая ни шагу, и только смотрел на народ. Таким вот застывшим его и увидели Сэр Вильям и Миледи.
- Приветствуем вас, Путник. Какими судьбами?
- Да так, по старой памяти.
- Бедная ваша память, если за пару месяцев она так постарела.
- Да такая вот она.
- Вы, сударь, пришли пофехтовать или просто от праздного интереса?
- Скорее из интереса к одной покинувшей нас персоне.
- Ах, вы об этом. И что же вы хотите узнать?
- Вы ведь его видели?
- Да, видели.
- Он уехал?
- Нет, сударь, он, как истинный ангел, улетел.
- Нет, я серьезно.
- И мы тоже.
- А он ничего не оставил?
- Вам? Нет.
- А вообще?
- Вообще - да. Если Миледи сочтет нужным, то, возможно, покажет вам его послание.
- Сэр Вильям, мне не жалко, конечно, пусть сударь прочтет эти строки. Извините, меня ждут.
Матвей развернул лист и долго смотрел на написанные на нем строки. Потом извинился и вышел, все так же держа письмо в руке. Михаил не стал его останавливать и, лишь прикрыв дверь, вернулся к занятию.
А Матвей прошел через холл и старушку-охранницу, через двор, застроенный многоэтажками. Через улицу и парк. И остановился у той самой автобусной остановки. Он еще раз взглянул на лист в руке, но тут налетевший ветер выхватил у него послание, словно из рук недостойного, и будто только этого и ждал. Унес его на своих воздушных крыльях. А Матвей все так же стоял и глядел на подъезжающие автобусы, словно надеясь вновь увидеть Ангела с рюкзаком за плечами и мечом в чехле, готового помочь ему в любую минуту.
А ветер, унеся с собой письмо, спрятался где-то далеко от города в лесу, и там, в ветвях старого разлапистого дуба, наконец-то, смог прочесть эти несколько строк.

Белый ангел с алой розой
На гербе твоем.
Заменив сонаты прозой,
Больше не поём.
Поломав мечи и шпаги,
Умерла дуэль,
Опустив знамена, стяги
Бывших королей.
Позабыли про призванья -
Это ни к чему.
Изменили на прощанье
Сердцу своему.
Исковеркали пригожий
Мир одним мазком.
И заплакал ангел божий
Над своим цветком.

Элль

Журналист


Комментарии читателей


Оставьте свой комментарий

Ваше имя:

Введите число, которое видите:
   89886