Выпуск 21 от 21-Nov-11
Выпуск 20 от 24-Oct-11
Выпуск 19 от 30-Sep-11
Выпуск 18 от 16-Sep-11
Выпуск 17 от 02-Sep-11
Выпуск 16 от 05-Aug-11
Выпуск 15 от 25-Jun-11
Выпуск 14 от 11-Jun-11
Выпуск 13 от 27-May-11
Выпуск 12 от 06-May-11
Выпуск 11 от 15-Apr-11
Выпуск 10 от 09-Apr-11
Выпуск 09 от 25-Mar-11
Выпуск 08 от 12-Mar-11
Выпуск 07 от 05-Mar-11
Выпуск 06 от 25-Feb-11
Выпуск 05 от 19-Feb-11
Выпуск 04 от 12-Feb-11
Выпуск 03 от 28-Jan-11
Выпуск 02 от 21-Jan-11
Выпуск 01 от 14-Jan-11

Наш хостинг Rambler's Top100
Rambler's Top100


 

ДОСУГ: истории хоговчан

Замок Осенних Ветров (главы 12, 13, финал)

начало тут

Глава 12

Ветер скользил над землей и четко диктовал, куда стоит шагать, а куда нет. Ника и рыцарь шли за ним. Рыцарю уже давно хотелось поплакать и попроситься домой, но потом такой момент проходил и он не понимал, как это ему, всегда желавшему попасть в приключения, не хочется в них участвовать. Но тут же другая сторона начинала ныть и проситься к маме. «Это ужасно, - думал он, - это все тень во мне, вот она какая. Не хочу домой, я должен спасти друга!» И они продолжали путь.
Неожиданно развалины кончились, и перед ними образовалась площадь. И глазам открылась странная картина: посреди площади сидел дракон, его изорванные крылья раскинулись безжизненно по земле, и он весь казался частью этого мира, даже их изумрудный цвет будто увял. Дальше у Арки стояла рыжеволосая девушка. «Это Надин», - понял рыцарь. А вот между ними и драконом стоял, нет, стояла еще одна Ника! Рыцарь заморгал от удивления и сначала подумал, что их спутница просто вырвалась вперед. Но нет, Ника, та которая шла с ними, также стояла рядом.
Заморгав от удивления, рыцарь еще раз присмотрелся к той, второй Нике. Теперь он видел различия. Она была такой же темноволосой и с бледной кожей, но если у первой Ники это было готично, то у второй кошмарно: будто все слишком утрировано, слишком алые губы, слишком белая, болезненная кожа, темные волосы, живущие своей жизнью, как сгусток темноты.
Первым среагировал Ветер: он взметнулся и, огибая ту вторую Нику, бросился к дракону, но, словно натолкнувшись на стену, был откинут. Что-то прошелестев, он бросился к испуганной Надин.
Ника-два стояла, смеясь. Звука не было слышно, но было понятно, что все это доставляет ей массу удовольствия. Наконец, она произнесла:
- Добро пожаловать в мою обитель! Что? Не ожидали увидеть умную девочку в роли злого охотника? Ай-яй-яй. Вечно вы рисуете картинки пострашней. Давайте думать, что я просто охотница, охотница на драконов. Вот ты, Рыцарь, ведь видел такой мультик? А ты, - она повернулась к Ветру, - ты лети отсюда, можешь и эту рыжую забрать, она только под ногами мешается. А ты, сестренка, идем ко мне! Ты же боишься одиночества. А разве этот мелкий может быть хорошей компанией? Идем, сейчас ты оценишь, что такое жизнь дракона! Настоящего! С изумрудными крыльями! Ты ведь давно о нем мечтала. Идем!
Ника стояла в оцепенении, и все происходившее казалось ей дурным сном. Перепуганная Надин, прижавшийся к ней маленький Рыцарь и она сама, стоявшая посреди этого кошмара, она такая, какой можно бы было изобразить карикатурно.
- Идешь? Ну на нет и суда нет.
Тень Охотницы взметнулась вверх и будто заслонила собой все происходящее. Она окутала дракона, и воздух наполнился тихим пением ужасной колыбельной, в которой слышался вой, идущий из самого сердца. От такой музыки по коже полетели мурашки и волосы вставали дыбом. Ника зажала уши руками, Ветер тащил к воротам перепуганную Надин.
И вдруг что-то нарушилось в мелодии тьмы.
- Не смей его трогать! - Снова перебой в мелодии. - Не смей!
Тень удивленно оглянулась. Маленький Рыцарь бросал в неё, Охотницу, камни. Обычные булыжники, подобранные с земли, но каждый из них нарушал её мотив.
- Вот ты значит как? Жалеешь друга? Я отдам его тебе… потом
- Нет, ты уйдешь сейчас! Немедленно! - и рыцарь понял, что еще минута промедления и Дракона уже не спасти. И он кидал камни - единственное, что было под рукой.
И вдруг очередной камень полыхнул огнем, и откуда-то сверху послышалось: «Держись дружище!», и из полыхнувшей огнем рамы выпрыгнул Прун. Он был все тем же и все-таки другим: вокруг него будто появилась огненная мантия, и он легко управлялся с бушующей стихией.
- Бей её гадину!
И Рыцарь кинул очередной камень, а Перун присоединил к нему что-то такое, от чего камень стал горящей стрелой. И этот камень пробил брешь в тени.
- Работает, Рыцарь! Целься лучше, это как из арбалета стрелять!
- Ты откуда здесь? Как попал?
- Всё на потом, а щас бей её!
На другом конце поля тоже появился новый персонаж: возле Ветра и Надин стоял юноша в берете и с кистью в руке, и он быстро рисовал прямо в воздухе колесницу.
- Давай, Ветер! Жми! - крикнул он.
Ветер вскочил в сотворенную магией повозку, и она понеслась на подпаленную тень.
Битва разгоралась. Всё обернулось совсем не так, как хотела Охотница. Дракон, который уже брел по туманным далям отчаяния, никак не хотел попасть к ней в руки, зато вся эта мелочь стала неожиданно результативно драться! Ни разу Охотнику так сильно не мешали.

А что же Ника? Ника долго стояла словно в забытье, ей казалось, что все это сон и сейчас она проснется и увидит рисунок на обоях, который сложится во что-то более значимое. Но все оставалось на своих местах: и тень её Ники, и дракон, словно уснувший посреди площади, и Рыцарь, и Ветер, и Надин. Вот кто-то еще появился, но это было неважно. Всё было неважно, кроме дракона.. И тут чей-то крик заставил ее обернуться.

Рыцарь понимал, что его камешки - это детский сад и вечная тень лишь играет с ним. Не он, не Перун не могли одолеть её Но кто мог? И он начал вспоминать сказки: кто мог одолеть тень? Только хозяин тени! И тогда он кинул камень не в охотницу а в ту, что была её второй половиной.
- Ника! Ты же крылатая богиня победы! Помоги нам! Помоги!
Камень угодил в плечо девушки, и та, охнув, схватилась рукой за ушибленное место. И удивленная повернулась к Рыцарю:
- Ты чего? Вы все чего? Да что же это такое! СТОЯТЬ!!!
Её крик неожиданно разнесся над всей долиной, и Ветер, не успевший сгруппироваться, вихрем размазался по пыли и откатился за колонны, чтобы прийти в себя и отряхнуться.
Все зажмурились, чтобы пыль не попала им в глаза. А когда открыли их, то увидели такое…

Ника, расправив черные крылья, держала зонт, словно шпагу. Сейчас она сама стала тенью. Легко оторвавшись от земли, она скользнула туда, где стояло её второе я.
- Привет, сестренка! Не ожидала, что я очнусь?
- Ну почему же? - Тень улыбнулась. - Ожидала. Давай вместе поймаем этого дракона, и он будет с нами навсегда?
- Я обязательно его поймаю, но с тобой делиться не намерена. Ты мне не соперница, ты - лишь малая часть меня. И сейчас ты исчезнешь.
- Ты так уверена, дорогая моя? А может это ты часть меня и ты исчезнешь?
- Нет, а знаешь почему? Потому что во все века, кроме Охотников, рождались Охотницы на Охотников!

Охотница

Когда она впервые проснулась от кошмара, ей казалось, что в мире что-то изменилось, что все было не так или не эдак. И она не могла понять, что же случилось. Плохие сны приходят ко многим из нас, и всегда можно сказать, что это результат перегрузки или нервов. Но тут все было не так. Её кошмар грозил стать реальностью. Некоторое время она жила как обычно: смотрелась в зеркало по утрам, потом шла по своим делам, встречалась с друзьями и улыбалась родственникам. Но мир внутри неё безвозвратно был нарушен, и она не знала, как его починить. Держа в руках черный зонт–трость, она прыгала через лужи и иногда опиралась на него, словно ища опору в этом шатком пространстве. Она блуждала среди витрин заглядывала в лужи и разноцветные бусины, смотрелась в капли росы, и однажды, стоя на краю небольшого пруда, она поняла что изменилось. Все это время ей казалось, что чего-то не хватает, но чего - она поняла только теперь и то случайно, когда пробегавшая мимо девочка вскрикнула: "Тетенька! Вы вампир? Где ваше отражение?"
И все встало на свои места. Самое время реветь и биться о стену, но она, наоборот, поняла, чего ей не хватало: исчезло отражение, часть её я обрела свободу. И вот, когда казалось, все расставлено на свои места, пришел черед новому вопросу: что же делать? И она отправилась искать ответ. Бродила по улицам своего города и по площадям чужого, ехала в незнакомых машинах и спрашивала дорогу у прохожих. Что она искала? Как ответить, она искала себя. И, нигде по долгу не задерживаясь, передвигалась по свету.
Вот однажды на опушке леса, перед самым закатом, она вышла на тропинку и поняла, что это ЕЁ тропинка, и, ускорив шаг, пошла по ней. Через некоторое время, когда совсем стемнело, впереди засветились окошки большого здания, слышалась музыка и смех, в высоких арках мелькали тени танцующих. Шел бал. Вот небо взорвалось искрами разноцветных огней, и люди высыпали на улицу. Они улыбались, глядя в небеса, где сияли необыкновенные цветы и звезды меркли перед их величием. И она пошла к ним. Ведь согласитесь, когда пройдено как минимум полмира, терять уже нечего, а уж стесняться и подавно! И жители замка приветствовали её как давнюю гостью, и стоило ей переступить порог, как все встало на свои места и Охотница обрела смысл. И, покидая замок, твердо знала, кого искать и куда возвращаться. Ведь в этом замке её ждали и любили. В Замке Осенних Ветров.
Раскинув черные крылья, она скользила по свету. Ни мокрые косы дождя, ни холодные струи ветра не могли помешать ей продолжить путь. У неё была важная миссия. Она искала Охотника. Вы слышали про круговорот в природе? Так и тут. Охотники жили, чтобы ловить Драконов, а Охотники на Охотников ловили их. Вы спросите, почему им не дали разные имена? А зачем, когда Охотники, если уж честно говорить, - это единое целое. Покопайтесь в своей душе и вы увидите, что там есть и хорошее, и плохое, и доброе, и не очень. Вот и летела она черной тенью, прикрываясь зонтом, играя им как шпагой и всегда идя точно по следу. След Охотников она чувствовала всегда и старалась догнать его. Когда суть Охотника вырывалась на волю, её было трудно найти. Ведь Охотник блуждал, прятался, заходил в дома и замки и нигде не был долгим гостем. Так, перекати-поле. Меняя форму и обличие, он был невидим для глаз, и лишь нечеткая тень, видимая краем зрения, была доказательством того, что Охотник прошел мимо. Но так ли часто мы обращаем внимание на такую мелочь, как тень? А вот Охотница шла по следу, чтобы уничтожить Охотника, не дать ему погубить дракона, не позволить исказить чистые помыслы и добрые намерения, не позволить утянуть еще кого-то в город теней. И если их пути пересекались, то Охотница точно знала, что это - её победа, потому что редко в ком из нас зла больше, чем добра. Хотя в истории мира случались и проигранные битвы..

Мороженое было вкусным. Рыцарь ел его и не понимал, как это он до сего дня не замечал, какое это блаженство - просто есть мороженое! И, конечно, стоило ему порадоваться жизни, как очередная порция растаяла в ложке и пролилась на рубашку, да и сама ложка накалилась.
- Перун! Нет, я все понимаю! Но в кафе же!
Перун удивленно захлопал ресницами:
- Кто, где, что? Ничего не понимаю.
Дракон, сидевший рядом, толкнул его локтем:
- Хва над нашем спасителем прикалываться. Вот подумай! Что было бы, если бы не додумался бросаться камешками в лоб нашей красавицы?
- Я не в лоб! Я в руку!
- Ну это ты другим рассказывай, а, наверняка, не в бровь, а в глаз метил! Просто промахнулся, - возмутилась Ника. - Но вообще, Рыцарь, действительно, молодец! Если бы не он..
- Бррр, давайте не будем о грустном. Меня сейчас так все радует! И приключение, и битва!
- Ой, его радует! Мелких в такие заварухи вообще пускать не следует! А ты, Перун, на радостях чуть все не спалил! А еще ролевик!
- Знаешь, Ника, не каждому ролевику попадает шанс прогуляться в сказку, да еще и оказаться огненным Фениксом! И знаете, если честно, то самый герой - это Художник!
Дракон вздохнул.
- Это точно. До сих пор не могу понять, как он решился на все это? Кстати, Перун, ты рассказал бы поподробней, что случилось с того момента, как Ника и Рыцарь шагнули в картину.
- Да я запросто. Сначала мы пошли пить чай. А я место себе не мог найти, слезы лил, ложку грыз. Нет, говорю, не могу я тут чаи гонять, пока мои друзья непонятно где ходят! Мало ли что случиться может! Тут он мне и говорит: "Знаешь, я так давно не рисовал, а ведь где-то у меня краски были, только высохли все давно".

Старый профессор с искренним сожалением смотрел на своего неожиданного гостя, а тот просто не мог найти себе места.
- Профессор! Ну вы ведь художник, вы должны помочь, а вдруг их там всех…
- Ну тише, молодой человек, тише. Если бы я мог вам чем-то помочь, я бы помог. Но поймите же вы, это как врожденный талант: или он есть, или его нет. Ваши друзья, даже моя неверующая студентка, легко шагнули в другой мир, а вас, увы, не пустило. Значит, вы просто не можете туда попасть.
- Но почему Ника смогла, а я нет?! Я ведь, я же больше в это верю, чем она!
- Одного верить мало, - старик вздохнул, - нужно еще желать и знать, чего именно ты желаешь.
- Ну так я знаю! - Перун так и подпрыгивал на месте. - Я желаю помочь друзьям!
- А ты не думал, что лучшей помощью было бы не мешать им?
- Да что вы! Я.. не может быть.
- Все может, друг мой, но чтобы тебе не было так грустно и одиноко сидеть тут со мной, старым занудой, кое-что я, пожалуй, мог бы сделать, хотя я так давно не рисовал. Но у меня где-то сохранились краски. Знаешь ли, зачастую люди помнят о тебе такое, что ты и сам о себе забыл. В прошлом году мне на юбилей подарили. Мол, выйдете на пенсию и снова начнете творить. Ты пока пей чай, а я вернусь.
Профессор ушел куда-то в тишину квартиры, а Перуну ничего не оставалось, как сидеть на кухне и пить чай. Кружка опустела, а хозяина все еще не было. Тогда Перун занялся самообслуживанием: он подошел к плите, потрогал чайник, но тот, увы, уже остыл. Дело житейское, зажег спичку, поставил чайник, но спичек рядом не было. Тогда Перун просто повернул ручку конфорки и пошел газ. Сначала он напугался, что щас как рванет, но газ тут же покорно вспыхнул и заплясал синеватым пламенем. В этот момент на кухню вернулся профессор с коробкой красок, кистью и бумагой в руках. Пока он раскладывал это на столе, Перун мыл посуду.
- Профессор, а чего у вас плита такая тормозная?
- В смысле, молодой человек?
- Ну электроподжиг, он вроде должен сразу работать, а ваш сначала напугает, а потом горит.
- Юноша, дело, видите ли, в том, что в моей плите нет электроподжига, она самая обычная и зажигается спичками.
- Как это нет?! А как я зажег?!
- А как? Продемонстрируйте мне еще раз.
Перун вытер руки о полотенце, подошел к плите и повернул ручку: пошел газ, огня не было. "Тормоза", - подумал Перун, и тут непослушный огонек заиграл вокруг конфорки.
- Ну вот! Видите! Есть он у вас!
- Знаете, юноша, что я думаю, - профессор задумчиво протер очки, - что он есть не у меня, а у вас.
- Не понял. У меня электроподжиг?
- Нет, у вас талант работать с огнем. И знаете, вы посидите пока, а мне тут в голову пришел один эскиз..
- Но у нас нет времени! Вдруг ребятам нужна помощь!
- О, молодежь. Вечно вы куда-то торопитесь. Ладно, я нарисую его потом, а сейчас пойдем поищем, что у меня есть подходящего.
Они вновь оказались в комнате, заваленной картинами, и под четким управлением Художника Перун начал искать нужный тому холст, как вдруг он будто обжегся об одну из картин. А на картине сидел Феникс и к нему вела алая, огненная дорога. Перун аж задохнулся от изумления, птица смотрела на него живыми глазами.
- Вот это да! Она же настоящая!
- Конечно. Разве я стал бы рисовать не настоящую? А ты её погладь.
- Жжется.
- Ничего, может она тоже тормозная и с электроподжигом?
- Шутите, профессор?
- Немного. Давай, вперед! Кто не рискует - тот..
- Ага, знаю.
И Перун протянул руку, чтоб погладить Феникса, но как только он дотронулся до его оперенья, нарисованная птица извернулась и, ухватив Перуна за руку, взметнулась ввысь. Не успев закричать, мальчик оказался внутри картины, летя вслед за Фениксом над раскаленной землей и дышащими вулканами. И тут он услышал голос:
- Ты и я - одно целое, я долго ждал, когда ты меня разбудишь. Теперь мы вместе!
И вот уже нет Феникса, а сам Перун, взмахивая огненными крыльями, мчится вперед, и в душе его пылает пламя. Тут на земле он увидел человека, который призывно махал ему руками. Перун сложил крылья и мягко приземлился рядом с тем. У края обрыва стоял молодой человек с красками в руках.
- Ну вот! Ты себя нашел, поздравляю. Идем на помощь или ты так и будешь порхать?
Перун взглянул на свои руки-крылья и словно очнулся: он снова был самим собой, но теперь в его душе жила красивая огненная птица, а на плечах появился алый плащ.
- Идем!
Как оказалось, работал Художник быстро: ощущение, что его кисть даже не касается полотна, а там уже появляется рисунок. И вот уже видны разрушенные колонны и черная тень, поднимающаяся к самому небу.
- Вперед! - скомандовал Художник, и Перун, не задумываясь, прыгнул в нарисованное окно и тут же успел помочь Рыцарю, подзарядив его камешки своим огненным блеском.

Дракон брел по пустой равнине. Больше не было ничего, за что стоило бы бороться. Вокруг него кипела битва, но он её не видел, его сущность дракона пыталась спастись бегством и не быть пожранной Охотником. Поэтому он не видел, как атаковал Ветер, как огни метал вступивший в битву Перун, как маленький Рыцарь неожиданно обрел доспехи и меч и кинулся на помощь Охотнице. А та билась не на жизнь, а насмерть со своим отражением. Художник же, не зная, что предпринять, начал рисовать солнечный лучи, и они, как это ни странно, приклеились к небосводу. Это воодушевило Художника, и он начал раскрашивать весь серый мир. Вот на колоннах появился вьюн, а на камень села птица, зазеленела трава и забил родник. И среди туч показался синий клочок небосклона. И даже эти перемены в мире подействовали на Тень. Казалось, само появление жизни в этой серой долине делает её слабее. Как давно Художник не чувствовал своей силы, когда кисть с легкостью скользит по поверхности мира, изменяя его. И все то, что казалось старому профессору давно потерянным, вернулось вновь: и молодость, и радость жизни, и его искусство - и вот кажется, в глубине арки он уже видит дорогу к Замку, но спешить некуда, сначала надо разукрасить весь этот мир. А замок открыт для него всегда…

Когда Ника схватилась с Охотником, все остальное перестало существовать. У неё было ощущение, что она смотрится в зеркало и её отражение кривляется перед ней, ускользает и никак не хочет стать прежним. Её уколы зонтом были быстрыми и точными, будто она всегда сражалась на зонтиках. Черные крылья легко переносили с одной стороны на другую. В то время как отражение скользило по земле, изворачивалось и шипело, Тень то становилась огромной, то пыталась исчезнуть в тени колонн, став мелкой, но там её поджидал Ветер, который с пылью и мусором выгонял её из убежища. С другой стороны Феникс, распахнув крылья, разил огненными перьями. Тут же на помощь кинулся Рыцарь в блистающих доспехах, ловко орудуя зеркальным щитом и мечом. Да еще Художник разбивал её серый мир и ранил её с каждым новым штрихом своей кисти. Ника сражалась отчаянно. Она понимала, что только ей дана возможность побороть саму себя и никто, кроме неё, не сможет это сделать. И в какой-то момент Тень сдалась, Охотник стал жертвой, и черные крылья, обхватив тень, слились с ней в единое целое. Ника измученно упала на землю. Зонт–трость откатился рядом. Он еще чуть дрожал, словно клинок после битвы, хотя это так и было. Со всех сторон к ней бежали друзья. Одиночество было побеждено, но вот Дракон..

Глава 13

Как они ни пытались, Дракон не приходил в себя: его крылья тускнели и серели, и он весь будто таял под первыми лучами нового солнца серого мира. Он не отзывался ни на крики, ни на шепот, он уходил своей дорогой. И тут в круг прорвалась Надин. До этого момента все благополучно забыли о рыжеволосой девушке, а она, оказывается, успела прийти в себя и если не участвовала в битве, то и не бежала с поля боя.
- Пустите меня немедленно! Я между прочим проходила курсы скорой помощи!
- Надин, тут другое, тут так не поможешь, - Ника взяла её за руку. - Стой..
- Как это не поможешь! Конечно, поможешь!
Надин села возле исчезающего Дракона и взяла его за руку. Ей показалось, что её затягивает в черный водоворот. "Ну нет, - решила она, - никуда я не пойду. Ты, Дракон, тоже. Охотника больше нет, и ты немедленно вернешься, потому что тебя тут любят и ждут. Ты слышишь меня? Иди на мой голос, а я буду освещать тебе дорогу…"
Дракону казалось, что впереди вспыхнул огонек и этот светоч завет его за собой, уводя в другую сторону, не к пропасти, а к новой тропе, поворачивающейся вспять. Он оглянулся, стоя на перепутьи, и, наконец, решившись, пошел вперед, за этим огоньком. И чем дальше он шел за ним, тем легче становилось на сердце. Казалось, что лучи невидимого солнца греют душу и где-то впереди все будет хорошо, ведь там его ждут.
Когда Дракон открыл глаза, Рыцарь, не выдержав, завопил. Он так боялся потерять друга! Но теперь все было позади: нет Охотника, нет серого мира, и Дракон, хоть и бледный, но тут с ними и уже улыбается. А Дракон глядел только на Нику, для него она была единое - и его кошмаром, и его радостью. Ведь такое часто бывает, когда один человек становится для нас всем..
Надин убрала руки.
- Уфф! А вы мне тут говорили, не получится! Мелочи жизни, чего для подруги не сделаешь!
- Надин, - Ветер поклонился ей. - Да вы настоящий Целитель! Редкий дар!
- А я, вообще, создание редкое, можно сказать, эксклюзивное. Кстати, молодой человек, а что вы делаете сегодня вечером?
- Думаю, ужинаю с прелестной леди!
- Вот как!
- Именно! Где вас искать, я знаю, поэтому зайду ровно в восемь. Хорошо?
Надин улыбнулась и кивнула в знак согласия.
Перун обнимал Рыцаря. Они были безумно рады, что оба смогли попасть сюда и спасти Дракона. Они были героями.
Ника глядела только на Дракона и, казалось, видела всю свою жизнь на много лет вперед, будто просматривала киноленту, и на притяжении всей её жизни рядом с ней были его изумрудные крылья.
Ветер огляделся.
- Ну, господа? Мы так и будем тут сидеть или по домам?
Все согласно закивали, что, мол, да, пора домой. И только Художник, помолчав, сказал:
- Вы знаете, я, пожалуй, останусь тут. Что мне делать там, в моей пыльной квартире или среди студентов?
- Но как же, профессор! Ведь вы еще не всему нас научили! А зачеты?
- Ой прекрати! Не в зачетах дело. А литературу я всегда любил не так, как живопись, поэтому возвращайтесь без меня, у меня тут дел непочатый край, все такое серое и требует доработки.
- А если мы соскучимся?
- Ну, думаю, мы всегда сможем встретиться в Замке. До встречи, друзья мои!
И он, взмахнув кистью, отворил им дверь в знакомую рекреацию, в которой все началось и в которой все заканчивалось..

Мороженое было съедено, все обговорено, и вот, когда они уже собрались расходиться по домам, на пороге кафе появился Ветер.
- Привет, народ! А у меня к вам дело, а точнее приглашение. Вас всех просят прибыть на бал в Замок Осенних Ветров. Держите приглашения, жду вас у реки завтра вечером! - с этими словами он раздал всем по осеннему, кленовому листку и исчез также внезапно, как и появился.

Стоит ли описывать бал в Замке? Где собрались все друзья. Вот Художник, молодой и счастливый, вот Принцесса, похорошевшая и без петуха. Путник блуждает по залу, Дракон и Охотница танцуют вальс и загадывают никогда в жизни не расставаться. Вот Феникс и Рыцарь рассматривают картины битв, спорят, кто же победил. Ветер и Целительница уединились на балконе. И еще множество жителей смеются, танцуют, кружатся в вальсе и просто наслаждаются жизнью в этом мире, созданном ими самими в их Замке Осенних Ветров.

Эпилог.

Коты бросают тёплые места, полные миски, довольство и уют - и уходят туда, где Луна... Их не остановишь.
От вас ведь тоже однажды ночью ушёл ваш кот?
Нет?
Идите - проверьте... Возможно, вы этого просто не заметили.

Из писем Д…

«В каждом доме горят сотни окон, за каждым окном своя жизнь, люди, события, время.
И от каждого порога начинается путь в неизвестность, надо только не побояться сделать этот шаг. Вот вы сможете его сделать? Не побоитесь? Вот кошки не боятся…»
Поезд все набирал скорость, в запотевшее влажное стекло смотрела женщина и улыбалась своему отражению, созданному из водяной пыли и капель. А отражение вздрагивало в такт повороту колес и казалось, что оно плачет, но отнюдь не от горя, а от неведомой радости. Рядом, положив голову к ней на колени, сладко спала девочка лет пяти. Женщина взглянула на мужа, занятого рукописью, провела рукой по волосам дочери, после чего поправила стоящий рядом длинный зонт-трость и снова посмотрела в оконное стекло, за которым картинки сменяли одна другую будто в кино, со скоростью кадров. Молодой мужчина, сидящий за откидным столиком, быстрым, но ровным подчерком что-то писал в толстую коричневую тетрадь, а рядом с ним лежал бережно свернутый плащ изумрудного цвета…

Мне Замок Осенних Ветров
Ночною порою снится.
Подернутый ряской ров,
В безоблачном небе птица.
Увитые стены плющом
И башен резные станы,
Укрыты туманным плащом
И сами как будто туманны.
Ворота раскрыты всегда
И мост через ров опущен.
А вдруг кто заглянет сюда?
И с радостью будет впущен.
Я в зыбком тревожном сне
Стремлюсь в этот дом осенний.
Здесь место найдется всем
И в этом моё спасенье.


08.08.2008

В тексте использованы:
стихи Гладкой Юлии,
выдержки из рассказа «МИФ»

Элль

Журналист


Комментарии читателей


Оставьте свой комментарий

Ваше имя:

Введите число, которое видите:
   46670