Выпуск 21 от 21-Nov-11
Выпуск 20 от 24-Oct-11
Выпуск 19 от 30-Sep-11
Выпуск 18 от 16-Sep-11
Выпуск 17 от 02-Sep-11
Выпуск 16 от 05-Aug-11
Выпуск 15 от 25-Jun-11
Выпуск 14 от 11-Jun-11
Выпуск 13 от 27-May-11
Выпуск 12 от 06-May-11
Выпуск 11 от 15-Apr-11
Выпуск 10 от 09-Apr-11
Выпуск 09 от 25-Mar-11
Выпуск 08 от 12-Mar-11
Выпуск 07 от 05-Mar-11
Выпуск 06 от 25-Feb-11
Выпуск 05 от 19-Feb-11
Выпуск 04 от 12-Feb-11
Выпуск 03 от 28-Jan-11
Выпуск 02 от 21-Jan-11
Выпуск 01 от 14-Jan-11

Наш хостинг Rambler's Top100
Rambler's Top100


 

Происшествия

Вот и встретились

Начало тут


Но заходить в сам дом, искать кого-нибудь живого и знакомиться самой Норрис не пришлось: почти у крыльца отчаянно дрались два котенка, один – чернее ночи, второй – рыженький. Из черно-рыжего клубка доносились яростные вопли и крики:
- И не смей больше точить свои противные когти о мою книжку! Она у меня одна!
- Бемс! Ты еще указывать мне будешь, сопляк ученый? Бамс-бамс!
- Дрянь рыжая и глупая!
- Мой маникюр! Мммммаааааяяяяяяяяяуууууу!!!
- Крыса ты подвальная! Ууууйййй!!!



Для самой порядочной кошки Хогвартса наблюдать такое поведение дольше 5 секунд было невозможно, и свирепый рык потряс крыльцо:
- А ну, ТИХХААА!!!! Прекратить драку!
Клубок распался и превратился в двух поцарапанных, потрепанных бойцов: черного котенка и рыжую кошечку чуть постарше. Драчуны посмотрели друг на друга и нацелились было продолжить дискуссию, но предупреждающее ворчание кошки их остановило. И тут, собственно, котята и заметили Миссис Норрис.
- В чем причина конфликта? – холодно осведомилась она.
- Тетя кошка, скажите ей, чтобы она не точила свои гадкие когти о мою любимую книжку! – сразу пожаловался черный котенок. - Эта дрянь всегда выбирает что-то моё, как будто ей углов мало!
- «Любимую книжку», «любимую книжку»! - передразнила рыженькая, причесывая свою глянцевую шубку. – Заплачь еще, распустил слюни, глаза бы не смотрели! У всех братья как братья, а у меня недоразумение! Ты вообще не кот, а червяк книжный!
- Вот и не смотри! Точи свой поганый маникюр об угол дома, все равно на большее ума нет!!! – полез было снова в драку черный котенок, но был остановлен строгим взглядом Норрис.
Кошка посмотрела на рыженькую:
- В нашей библиотеке написано: "Не раз за свою жизнь ты убедишься, что книга — лучший друг". А ты ее когтями! Что за варварство!!
- Нуу... - отвела глаза кошечка, - там все так непонятно... и он с этими книжками носится, как с родными! Как будто что-то понимает! Попросишь рассказать, о чем пишут, сразу пищит, что я не пойму, слишком долго объяснять! Воображала! А сам ходит непричесанный! Не то что я! Может и я не такая умная, но зато красивая!
Черный котенок злобно зашипел, но в драку не полез.
- А ты нашла чем гордиться, - усовестила Норрис. - Да любой наш ученик со стыда бы сгорел, если бы причинил вред КНИГЕ!!! Откуда ты-то взялась такая темная?
Отчитав задиру, Норрис повернулась к черному как смоль котенку:
- Молодец, котенок. Сразу видно правильное воспитание! Как тебя звать-то? Не Василеусом, случайно? А где Севк... Себастьян, то есть? Я не ошиблась? Это дом мельника? Веди, что ли, в дом, показывай? Сам звал в гости...
Норрис уже повернулась к ступенькам, когда котята опомнились:
- А Вы... вы кто? - сообразила спросить рыженькая.
- Василиска! - обрел дар речи котенок. - Это же бабушка Норри!!! Я ... Я тебе говорил, что она есть, а ты не верила!!!
- Да ладно тебе, - не поверила кошечка. - Той бабушке уже лет сто!
- Это я, - обернулась кошка. – Меня раньше звали Норри, и мне не сто лет.
- Хм… - смутилась рыженькая кошечка. – А мы думали, что вы уже давно умерли…
Миссис Норрис пропустила мимо ушей хамское замечание и наклонила голову в приветствии.
- Теперь я не Норри, а Миссис Норрис. Смотритель за порядком Школы магии и волшебства Хогвартс Сириуса! А вам, молодая леди, не помешает подучить хорошие манеры, если родители не побеспокоились. Кстати, в книгах о них написано. Или вы и читать даже не умеете?
- Точно! Она! бабушка Норри!!! - взвился в восторге черный котенок. - Я тебе говорил, она существует!!!
- И одно условие, мелкий! - Миссис Норрис уставилась прямо в глаза черному потомку. - Не зови меня бабушкой!
- Хорошо, праба...
- И прабабушкой тоже!!! Зови меня... Ну, можешь звать тетей Норрис, как Котенок Гав. Так вы меня проводите или я сама зайду?
- Я!! Я рад проводить вас в дом, ба.. тетя Норри!! – метнулся вперед черненький. – Меня… э... да... Меня Василеусом зовут! Это я вам письмо написал!
И черный котенок, непрерывно треща и прыгая от радости, повел в дом «уважаемую прабабушку Норри», оставив у крыльца растерянную рыженькую кошечку.


***

- А вот тут у нас холодильник, в нем еда. А это вешалка, на ней всегда куча всего висит! А это лесенка на второй этаж! А это дверь на кухню! А тут гостиная! - трещал котенок.
"Хороший дом. Теплый, светлый, свежее дерево, никаких мышей и темных углов. Кругом беспорядок, конечно, - отметила про себя Норрис, - но это у людей почти всегда так". Вполуха слушая котенка, верещавшего от радости, Норрис осматривала дом и отмечала обычные и волшебные вещички. Ага, тут оберег висит, а вот и подкова... Что это на стене на портрете за мужик волосатый? Наверное, очередной киногерой, голый, с мечом и бессмысленным взглядом. Ящик, наверное, телевизор. Удобное кресло. Занавески с кисточками. В прозрачном шкафу стеклянная посуда и детские фотографии - все, как у людей. Немного забарахлено, конечно, но это общее маггловское увлечение – набивать дом бесполезной мебелью и тряпьем в надежде, что рано или поздно все это пригодится.
Еще дверь, масса туфелек и сапог, сандалий и шлепающих тапочек загораживает коридор. Лесенка наверх, очевидно, в спальни. Дальше что-то с большими окнами. Балкон? Или веранда? А слева что за дверь?
Слева была небольшая уютная комнатка, почти пустая, если не считать стола и стула, на котором сидел и что-то читал, глядя в книгу через очки, седоватый мужчина. Человек перелистнул страницу и поднял глаза и так и остался неподвижен, увидев в дверях серую полосатую кошку.
Норрис застыла в дверях.
Ну, вот и встретились.
Это был мельник.

***

Человек, принесший кошке в жизни столько добра, а потом и столько боли, сидел напротив. Его же кошка, когда-то принесшая в дом счастье и сбежавшая обратно, стояла в проеме двери. Оба они были не в силах ни сказать что-то, ни сделать.
Так и застыли, глядя в глаза друг другу.
Вязкие и необычно отстраненные мысли в голове кошки вспыхивали искорками и падали в мозгу, как в колодец, сгорая на лету. Столько лет прошло с их последней встречи, про которую никто и не мог подумать, что она будет последней. Так было невероятно, что после такого долгого времени расставание «навсегда», оказалось, возможно «не навсегда». Надо же, новое жилье мельника не провалилось в никуда, а вполне даже доступно. Оказывается, мельник и его семья не умерли, а вполне даже живут. Без неё. И даже здравствуют, судя по домику. У неё жизнь обрушилась без них, а они вот живут… И даже кошек завели… И даже никогда не приехали обратно и не проверили, как она там, жива ли она. Бросили - и все. Так было странно это понимать. Она-то считала, что они сгинули и она их больше никогда не увидит, а вот поди ж ты… Живой мельник-то, и вот сидит напротив. И смотрит на неё с изумлением.
Неизвестно, чем бы закончилось это противостояние взглядов, но очки мельника решили, что им не справиться с притяжением земли, и они мягко соскользнули с лица мельника и брякнулись об пол.
- Норри… - растерянно и как-то беззащитно спросил мельник. – Это… это ты, дорогая моя?
И тут Норрис не выдержала. Перед родным голосом не устояли никакие обиды, никакие странные мысли, никакие многомудрые рассуждения. Одним прыжком она оказалась на коленях мельница и буквально пробежала по нему. Мельник, взрослый, сдержанный человек, ничего не мог с собой поделать – он гладил кошку, которая буквально кружила по нему, и слезы счастья лились по его лицу. Норрис, строгая кошка на ответственной должности, вертелась по мельнику, сопровождая свое движение громким мурлыканьем, а тот пытался одновременно и гладить, и говорить, и сам себе не верил, что такое возможно. Его долгожданное счастье к нему венулось!!! Сколько длилось это подлинное счастье, они не знали, но спустя целую вечность мурлыканья, мельник все же сумел взять кошку в руки, подбросил к потолку, поймал и закружился по комнате, глядя в янтарные глаза волшебной кошки:
- Норри! Солнышко мое! Мой лучший друг! Где ты была все это время??? Как я мечтал тебя увидеть! Как я долго тебя ждал! Как я счастлив! Ты вернулась ко мне, дорогое мое создание! Как я жил без тебя все это время? Я так мечтал тебя увидеть! Радость моя полосатая! Есть же счастье на свете!
Зря говорят в поговорках "кот наплакал". Норрис от счастья могла утопить небольшую флотилию и только вздыхала, чувствуя себя снова маленьким серым котенком, которого подобрали на мельнице добрые люди и для которых она стала счастьем.
Котенок Василеус, сидя в проеме двери, растроганно хлюпал, вытирая слезы радости кончиком хвоста. Да, прабабушка Норри действительно была и, действительно, вернулась, а вместе с ней – и счастье в дом. По крайней мере, Василеус очень на это надеялся.

***

Встреча оказалась прервана самым громким образом: наверху что-то грохнуло, и кто-то буквально слетел вниз по лестнице и громко завопил, наступив на туфли:
- Вот черт! Раскидали тут всякой дряни! Пааааааааа! Ты где?
Сверху снова что-то грохнуло, и раздался сердитый вопль:
- Па! Она снова взяла мой плеер! Машка! Па! Ну, скажи ей!!! А че темно-то как? Свет-то включи. Чё в темноте-то роешься?
И второй смерч пронесся по лестинце, сшибая по пути все, что не приколочено, шлепнул по стене ладошкой и так же шумно стал ковыряться в туфельной свалке.
Мельник невозмутимо передвинул Норрис на плечо. Кошка привычно перепрыгнула на шею и устроилась пушистым воротником, не сводя внимательного взора с проема двери. Дикие вопли, бег вниз по лестницам, топтание по обуви и ругань были, видимо, в этом доме привычными, и это настораживало.
Ругань, меж тем, плавно перетекла в легкую драку, которая завершилась взаимными упреками и появлением в проеме одной растрепанной по моде девичьей головы:
- Па, мы возьмем немного денег? А то хотели к Митьке сбегать, в гитару поиграть, потом с Васькой на мотоцикле погонять и ваще потусоваться!
Мельник снова кивнул. В проеме показалась вторая голова близняшки, еще более растрепанная, но такая же курносая и веснушчатая:
- Па! А можно мы там до утра посидим? Ночью штоб через поле не переть?
Мельник опять кивнул. Довольные дочери расплылись в улыбке:
- Спасибо, пап! О, у нас новая кошка? Ты, па, прям как Куклачев у нас, каждую кошку подбираешь! Тебе уже в цирке можно с ними выступать! Будет прибавка к пенсии! – прокричали головы, и грохот в области крыльца подтвердил, что подростки покинули дом и отправились на прогулку.
Норрис потрясенно смотрела вслед двойному урагану, сползла с плеч, походила по столу и села на книгу, заглянув в глаза мужчине.
- Это дочки мои, близняшки: Маша и Даша. Помнишь, какие они были … маленькими? А жена ушла от меня, не перенесла переезда и уехала в город. Девочки там учатся, на каникулы приехали. Я думал, успею тебя на перроне дождаться, но потом понял, что ты вернулась домой, а мне уже туда нет смысла возвращаться… так и поселились здесь.

***

Норрис сосредоточенно думала о только что увиденном, вполуха слушая бывшего мельника. Что-то было не так – причем настолько не так, что требовало немедленного обдумывания. Какая-то странность в поведении девочек показалась ей очень важной, можно сказать, решающей. Что-то вертелось в голове, но никак не хотело вспоминаться.
И вдруг вспомнилось.
И в тот же момент Норрис все поняла.
Абсолютно все.
Отгадка была такой простой, что поразила её в самое сердце.
И как она раньше-то не догадалась???

Алгебра

Специальный корреспондент


Комментарии читателей

грустно получилось в этот раз, но все также интересно...и очень хочется узнать о чем таком догадалась миссис Норрис
Рехи


Оставьте свой комментарий

Ваше имя:

Введите число, которое видите:
   92474