Выпуск 21 от 21-Nov-11
Выпуск 20 от 24-Oct-11
Выпуск 19 от 30-Sep-11
Выпуск 18 от 16-Sep-11
Выпуск 17 от 02-Sep-11
Выпуск 16 от 05-Aug-11
Выпуск 15 от 25-Jun-11
Выпуск 14 от 11-Jun-11
Выпуск 13 от 27-May-11
Выпуск 12 от 06-May-11
Выпуск 11 от 15-Apr-11
Выпуск 10 от 09-Apr-11
Выпуск 09 от 25-Mar-11
Выпуск 08 от 12-Mar-11
Выпуск 07 от 05-Mar-11
Выпуск 06 от 25-Feb-11
Выпуск 05 от 19-Feb-11
Выпуск 04 от 12-Feb-11
Выпуск 03 от 28-Jan-11
Выпуск 02 от 21-Jan-11
Выпуск 01 от 14-Jan-11

Наш хостинг Rambler's Top100
Rambler's Top100


 

ДОСУГ: истории хоговчан

Harry Potter and The Great Bummer (third)

начало тут

На следующий день Гарри на все вопросы друзей отвечал «Ничего» или «Нет». Наконец, Рон и Гермиона не выдержали и одновременно спросили:
- Ты когда-нибудь объяснишь нам, что происходит???
- Нет, - просто ответил Гарри.
Они вместе зашли в класс защиты от тёмных искусств и сели за одну парту.
Когда в класс вошла профессор Сэнсибл, все вздрогнули так, как вздрагивали обычно на уроках Снегга, когда он громко хлопал дверью, влетая в класс с развевающейся мантией за спиной. Возможно, все эти спецэффекты ему бы не понадобились, будь он лысым.
- Здравствуйте, - резко заговорила учительница низким голосом. – Меня зовут профессор Рана Сэнсибл, я ваш новый преподаватель защиты от тёмных искусств. На первом уроке мы с вами изучим три Непростительных Заклятия.
По классу прокатился общий быстрый и испуганный «ах». Даже Гарри сказал «ах», хотя он и не знал, что такое Непростительные Заклятия.
- Их же нельзя изучать в школе! – сдавленно сказала Гермиона.
- Да?.. – удивился Гарри. Профессор Сэнсибл говорила таким обыденным тоном, что эти Заклятия не показались ему чем-то из ряда вон выходящим, хоть он и сказал «ах».
- Итак, рассмотрим первое Непростительное Заклятие – Заклятие страшных мук, называемое Круциатус, - спокойно продолжала Рана Сэнсибл. – Запишите его название у себя в пергаментах, оно пишется следующим образом… - она заскрипела мелом по доске, показывая, как пишется название заклятия. – Но когда маг накладывает заклятие на жертву, он произносит не «Круциатус» а «Круцио», - она вновь заскрипела мелом. – При этом жертва испытывает ужасные муки, ей кажется, что каждый её нерв разрывается от боли. Выглядит это примерно так.
И тут профессор Сэнсибл неожиданно упала на пол и принялась извиваться. Ученики сначала засмеялись, но затем уставились на это зрелище с ужасом, особенно когда их новая учительница начала истошно вопить нечеловеческим голосом и у неё изо рта побежала пена.
- Хватит!.. – пискнула Гермиона, держась за лицо и тяжело дыша.
Профессор Сэнсибл встала и, достав из кармана платок, вытерла пену.
- Как видите, приятного мало, поэтому это заклятие и относят к Непростительным. Запишите основные замеченные вами последствия применения заклятия Круциатус.
Гарри записал «человек начинает дёргаться, кричать, и у него изо рта идёт пена». Он понадеялся, что преподавательницу устроит такая запись, всё же правильно.

Сэнсибл быстро обошла класс, нагнувшись над каждым пергаментом.
- Прекрасно, продолжайте в том же духе. Никакое определение не заменит ваших личных наблюдений. Далее следует Заклятие Подвластия, Империус. Произносится, соответственно, «Империо». Жертва готова сделать всё, что потребует хозяин. Например…
Профессор Сэнсибл достала из своего стола зелёный котелок, удивительно напоминающий шляпу Фаджа, надела его на голову и встала за стол так, словно собиралась говорить речь перед народом. И речь она в самом деле произнесла.
- Граждане! – сказала она голосом немного выше её собственного. – Настали тяжёлые времена… Я считаю, что сейчас крайне необходимо истребить всех грязнокровок, а в школе чародейства и волшебства Хогвартс обучать только чистокровных волшебников! Совет со мной согласен? Совет со мной не согласен?! Распустить совет.
Тут ученики уже искренне засмеялись, хотя и понимали, в чём серьёзность ситуации и ужас заклинания.
- Запишите у себя в пергаментах два наименования заклятия и его эффект. Наименования можете списать с доски, - профессор Сэнсибл заскрипела мелом по доске.
- Может она и страшная, но она мне нравится! – прошептал Рон.

Когда записи были сделаны, учительница вновь просмотрела их, наконец-то сняла и спрятала в стол котелок и вернулась к доске.
- Замечательно. И последнее Заклятие, Авада Кедавра, Заклятие Смерти. Так и произносится – «Авада Кедавра». Запишите, - она помолчала. – Записали? Теперь приготовьтесь изучать симптомы, можете подойти поближе, - и профессор Сэнсибл вдруг опрокинулась на спину.
Дети молчали некоторое время. Некоторые из них сделали записи. Гарри вспомнил, что можно подойти поближе, и первым вышел из-за парты. За ним остальные.
Они приблизились к лежащей молча женщине у которой не было выражения глаз, но она не выглядела и мёртвой. Ну, это понятно. Живой человек не может выглядеть мёртвым.
Кто-то нажал ей на нос. Она и глазом не моргнула, продолжала лежать. Она не дышала. Её вообще как будто здесь не было.
Ребятам вдруг показалось, как будто на них, сгрудившихся вокруг профессора, опустилась какая-то чёрная, нехорошая тень.
- А покойники от этого заклятия остаются тёплыми? – спросил Симус Финниган.
Сэнсибл покачала пустоглазой головой.
Ученики нервно засмеялись и разошлись по местам.
- Запишите то, что видели, - поднимаясь, сказала профессор Сэнсибл. – Учтите, после смерти от Заклятия Авада Кедавра жертва продолжает выглядеть живой.
- А от него можно как-нибудь спастись? – спросил Гарри.
Ученики изумлённо на него воззрились.
- Для этого надо быть Гарри Поттером! – воскликнуло несколько из них.
Профессор Сэнсибл двинула тем местом, где у всех людей бывают брови.
- Да, - сказала она со странной улыбкой. – От него можно спастись. Для этого в самом деле надо быть Гарри Поттером, - и она, задержав на Гарри взгляд, продолжила: - Всё записали? Теперь домашнее задание – прочесть вторую книгу в вашем списке литературы, «Непростительные Заклятия», я спрошу её через две недели. Получите ваши списки свободного времени, - она взмахнула палочкой, и перед каждым учеником образовался небольшой листок. – Можете идти.

Гарри взглянул на свой листок и изумился. Вот что в нём значилось:
«Список свободного времени Гарри Джеймса Поттера, которое ему надлежит уделить на изучение пособия «Непростительные Заклятия».
Далее следовал распорядок его дня, где описывалось время завтрака, обеда, ужина, всех уроков, каждый день уделялся час на «остальные уроки» и час на «личные дела Гарри Джеймса Поттера».
- Не нужно таких изумлённых глаз, - произнесла Рана Сэнсибл. – Читать книгу – это не так сложно, как вам кажется.
В конце списка два дня давалось на закрепление материала.
- Это восхитительно… - прошептала Гермиона.
Гарри заглянул к ней в список и обнаружил, что у неё на «остальные уроки» выделялось полтора часа, так как она изучала ещё и древние руны, и нумерологию. Профессор Сэнсибл всё предусмотрела.
Когда покидали класс, учительница подозвала Гарри к себе.
- А вы всё-таки попробуйте показать себя самым сильным учеником Хогвартса, - посоветовала она.
- Это отнимет у меня свободное время, - сказал Гарри.
- Для вас я сделаю исключение, - ответила Сэнсибл.
Гарри помолчал и внимательно на неё посмотрел.
- Зачем вам это надо? – спросил он.
Профессор Сэнсибл тоже помолчала.
- Идите, мистер Поттер, - сказала она и, подтолкнув его в спину, закрыла кабинет.

%%%%%

Неделю спустя Гарри сидел рядом с Гермионой во дворе Хогвартса под высоким дубом и читал пособие «Непростительные Заклятия», где всё было разложено по полочкам до такой степени, что Гарри казалось, он уже может легко наложить такое заклятие на кого захочет, но Гермиона утверждала, что для этого заклятия надо быть достаточно сильным волшебником, и ни один ученик Хогвартса не сможет его наколдовать. Тем более что любого волшебника, пусть даже окончившего школу, за такое заклятие посадят в Азкабан. Разумеется, если он не будет Волан-де-Мортом.
- Гермиона, а что такое Чёрная Метка? – Гарри отвлёкся от чтения.
- Знак Сам-Знаешь-Кого, который он прожигает на предплечье своих приспешников – Пожирателей Смерти, - сказала Гермиона. – А почему ты спра…
- Жрачки, - поправил Гарри.
- Что?..
- Пожирателей Жрачки.
Гермиона нахмурилась и поглядела на Гарри, как на сумасшедшего.
- …Гарри, это не смешно. А откуда ты узнал про Чёр…

Она не договорила. К ним, размахивая руками, бежал Рон с выражением испуга и восхищения на лице.
- Джордж!!! – закричал он.
- Что с ним?! – ужаснулся Гарри.
- Как?! – воскликнула Гермиона, которая всё поняла.
- Джордж… самый сильный ученик школы! – выпалил Рон, плюхаясь на траву рядом с ними.
Гарри ощутил прилив радости и беспокойства. Он понял, почему у Рона было такое лицо. Он гордился Джорджем и боялся за него.
- Он обошёл всех семикурсников… он просто перехитрил их всех! – качая головой от удивления, говорил Рон. – Я сам видел…
- Как ты видел? – спросила Гермиона. – Там разрешают смотреть? – и она вдруг сощурилась и поглядела уже на Рона, как на сумасшедшего. – Ты ходил пробоваться?!?!
Уши Рона залились краской, затем краска разлилась и на всё лицо.
- Я подумал… если Гарри не хочет… пойду-ка я…
- Рон, не обижайся, но кроме меня есть ещё огромное количество ребят, которые сильнее тебя, - произнёс Гарри. – И сильнее меня тоже.
- Теперь я это понял… - вздохнул Рон. – Я сразу же вылетел, меня просто шибанули Импедиментой об стенку и… и всё, - он опять вздохнул.
- Зато никто не играет в шахматы лучше тебя, - подбодрил друга Гарри.
- Но на войне же не в шахматы играют! – прохныкал Рон.
- Именно в шахматы там и играют, Рон, - произнесла Гермиона. – Из тебя получится если и не очень хороший воин, то предводитель – высший класс.
Кажется, Рон утешился. Он улыбнулся и даже с интересом заглянул в книгу Гарри.
- Читай, читай, - посоветовала Гермиона. – У нас осталась неделя на подготовку к опросу.

В это время из замка вышла профессор Сэнсибл и направилась прямо к друзьям. Они все, как по команде, вперились взглядами в пособия.
- Прекрасно, прекрасно, - издалека сказала Сэнсибл. – Советую вам продолжать это занятие даже после того, как я перестану за вами следить.
И она ещё немного понаблюдала за ними и ушла.
Стоило ей скрыться, как из дверей замка вывалилось праздничное шествие из горы учеников Гриффиндора, Когтеврана и Пуффендуя, подбрасывающих на своих руках небольшую фигурку и издающих ликующие вопли.
- Это Джоржда понесли! – возбуждённо сказал Рон.
И троица друзей моментально захлопнула книги и устремилась к поздравляющим.

%%%%%

К сожалению, Дамблдору удалось договориться с Малисиусом Нэсти только о месяце тренировок, хоть он и был убеждён, что американцы, затеявшие войну, готовили своего ученика задолго до ультиматума.
- Да вообще без разницы, сколько нам дадут на подготовку, - говорил Рон расстроенно. – Всё равно они будут подготовлены лучше.
- Отнюдь! – сказал Джордж. – Мы с Фредом с детства готовились к чему-то подобному, - он встряхнул какую-то таинственную цветную коробку, в которой что-то перекатывалось.
- А привить боевые навыки? – спросил Рон. – На это нужно, уж наверное, побольше месяца.
- Да я как мог ему их прививал всю свою счастливую молодость! – воскликнул Фред, толкнул Джорджа, и они, сцепившись, покатились по полу.
Гермиона закатила глаза и отвернулась. Она уже несколько раз пыталась убедить близнецов, что это всё не игрушки, но они не воспринимали её всерьёз.
- Малисиус Нэсти – такой же весёлый старикан, как и наш Дамблдор, - сказал Ли Джордан примирительно. – Просто в детстве не наигрался в войнушку, так что не беспокойся, Гермиона, это именно игрушки.
- Может это и игрушки, но это также и подготовка к чему-то более серьёзному! – заявила Гермиона, резко повернувшись. – Может быть, Дамблдор хочет подготовить нас к настоящей войне, а вам бы только поиграться!
- А кто запрещает нам играться на настоящей войне? – спросили близнецы вместе с Ли одновременно.
Гермиона очень выразительно вздохнула и снова отвернулась.

Часы в гостиной пробили шесть. Близнецы утихомирились, и Фред выглянул в коридор.
- Ваш экипаж! – крикнул он Джорджу.
Рон и Гарри сорвались с места и побежали посмотреть на экипаж для Джорджа. Это ещё что за штучки?
В коридоре стоял довольный здоровенный детина-пуффендуец, погрузил Джорджа себе на плечи и «поскакал» по школе, увозя своего всадника на занятия.
- Как вы его заставили? – поражённо спросил Рон.
- Он сам захотел, - пожал плечами Фред. – А мы не стали ему отказывать.
Они побрели обратно.

Гарри мысленно обрадовался, что не он стал героем школы. Ему было бы стыдно кататься на плечах поклонников. Да и вообще… стыдно было бы проиграть.
Вдруг он стукнулся обо что-то, ногу пронзила боль, и Гарри, взвыв, схватился за неё. Он не понял, обо что он стукнулся – перед ним была пустая опушка.
Опушка?! Опять опушка???
Прямо перед Гарри снова клубился туман.
- Опять этот туман! – прошептал Гарри и отчаянно потряс головой. – Не хочу! Хватит!!!
Востокус Дощщ сидел на земле и оценивающе разглядывал три своих ноги. Кажется, думал, куда бы ему девать третью, и надо ли её вообще куда-нибудь девать? Может быть, так и жить с тремя?
Рядом Хвост тихо спрашивал его о чём-то.
- Оставьте! – крикнул Гарри, отчаянно моргая.

Картина вздрогнула и исчезла. Гарри стоял посреди гостиной, и вновь на него были устремлены изумлённые взгляды.
- Что случилось, Гарри? – спросили Рон и Гермиона одновременно.
Кроме них в гостиной были только Фред и Ли. Гарри решил, что ото всех них ему скрывать нечего: Гермиона – друг, Рон – друг, Фред – семья друга, а Ли – друг семьи друга.
- Меня постоянно мучают видения, - сказал Гарри. – Нет, не мучают, но… посещают. Я вижу опушку соснового леса, Волан-де-Морта в виде тумана и какого-то Востокуса Дощща, которого не убила Авада Кедавра.
Друзья глядели на него поражённо.
- Гарри, тебе надо сходить к… - начала Гермиона.
- …профессору Дамблдору, - сказал Рон.
- …мадам Помфри, - сказал Ли.
Гарри выбрал сходить к профессору Дамблдору.
- Дамблдор сейчас на кухне, - сказал Фред. – Готовит.
- Что?! – воскликнули трое друзей одновременно.
Ли захохотал.
- Готовит Джорджа к поединку! – пояснил он. – Пойдём, Гарри, я покажу, где это. Ты что, не знал, что кухня по размерам такая же, как и Большой Зал?
И они вышли из гостиной и побежали вместе по коридору.
- Может, понести тебя на плечах? – предложил Ли, огибая поворот.
- Нет, спасибо… - пробормотал Гарри.
Он надеялся, что бежит к Дамблдору не зря… что это не глупые галлюцинации, а действительно что-то полезное. И ещё он надеялся, что Дамблдор избавит его от них.

%%%%%

- Вы поддались, - скромно говорил Джордж.
- Нет, - с хитрой улыбкой ответил Дамблдор, собирая выпавшие волосы. Его голова теперь блестела лысиной. – Я задумался. Загляделся на птичек. Птички прелестны.
По залу в самом деле летали крупные и красивые птицы, оглашая его истерическими криками.
Волосы Дамблдор поставил стоймя на свою голову, и они проросли. Теперь у него были длинные седые волосы дыбом. Джордж засмеялся, и директор тут же взмахнул палочкой, подвесив сильнейшего ученика школы на люстру.
- Что ты хотел сказать мне, Гарри? – спросил он, любуясь висящим на люстре Джорджем.
- Здравствуйте… - Гарри подошёл поближе. – Профессор Дамблдор, я хотел сказать… меня посещают странные видения. Я вижу опушку соснового леса и туман посреди неё, я знаю, что это Волан-де-Морт… и к нему на службу пришёл какой-то Востокус Дощщ, которого не убила Авада Кедавра. Скажите, я схожу с ума?
Сверху к голове Дамблдора угрожающе начала приближаться верёвка, но директор не обратил на неё никакого внимания.
- Хм-м… - сказал он. Теперь это стало его любимым словом. – Связь усиливается, - выдал вдруг он.
- Что это значит? – спросил Гарри. – Какая связь?
- Я не рассказывал тебе, Гарри, что раз ты спас Питера Петтигрю от смерти, то между вами установилась связь? Я уже говорил, что это очень древняя магия?
- Говорили, профессор Дамблдор…
- Ну, так вот мои слова и доказаны, наконец. Между тобой и Волан-де-Мортом – связь, между тобой и Питером Петтигрю – связь, - он отошёл от коварно опоясывающей его верёвки. - Вот ты и видишь все их делишки так чётко, что тебе не обязательно даже терять сознание.
Гарри поморщился.
- Уж лучше бы я терял сознание… это как-то более нормально выглядит.
- Приведите ко мне, пожалуйста, Северуса, - сказал Дамблдор куда-то в сторону.
Гарри обернулся. Подглядывающий за их беседой призрак кивнул и скрылся в неизвестном направлении.
- Можешь идти, Гарри, - сказал Дамблдор. – И ты, Джордж. Занятие окончено.
- Что вы говорите, профессор Дамблдор! Я – могу идти! – крикнул Джордж с люстры.
Дамблдор тихо посмеялся.
Джордж спокойно спустился с люстры по своей же верёвке и, подмигнув Гарри, покинул кухню. Гарри решил, что это означало «Никуда не уходи и потом всё расскажешь».
- Я могу идти, - согласился он. – Но я никуда не пойду. Я хочу, наконец, понять, что всё это значит!!!
Дамблдор задумался.
- Хм-м… - сказал он, и Гарри показалось, что его шрам накалился добела.
- Перестаньте говорить «хмм»!!! – заорал он. – У меня уже в печёнках сидит ваше «хмм»! Я хочу, наконец, знать, что это значит!!! Что мне делать со своими видениями? Зачем вам Севе… тьфу, Снегг… тьфу, профессор Снегг!!! Как он относится к моим видениям?!
- Думаю, неодобрительно, - ответил Дамблдор. – Гарри, не давай своей ярости…
- Это вы не давайте мне стать яростным! – задыхался Гарри, и тут открылась дверь и вошёл профессор Снегг. Он скользнул по Гарри неприязненным взглядом, и на его лице появилась презрительная гримаса.
- Не стоит так смотреть на Гарри, Северус, - попросил директор. – Он может рассердиться.
Гарри показалось, что он лопнул.
- Хм-м… что ж, кажется, ты действительно готов услышать то, что я давно уже хочу тебе сказать, - произнёс Дамблдор.
Гарри снова надулся и приготовился слушать.
- Профессор Снегг – бывший пожиратель Смерти, Гарри, - начал старый волшебник, и какая-то странная тень скользнула по лицу Снегга при этих словах.
- Что?! – вырвалось у Гарри.
- Служба Тёмному Лорду – ничто по сравнению с тем, что ваш отец… - начал Снегг, но Дамблдор остановил его взглядом.
- Но, поступив на службу Волан-де-Морту, он почти сразу перешёл на нашу сторону и стал нашим шпионом. Твои видения, Гарри, не растолковывают нам сути происходящего, и нам нужен кто-то, кто будет находиться в гуще событий. Для этого мне и нужен Северус. Как тебе мой план?
Снегг глядел куда-то в район между потолком и собственным мозгом, и всем своим видом показывал, что ему очень и очень не нравилось присутствие здесь Гарри Поттера.
- План не так уж и плох… - сказал Гарри осторожно. – Но вы точно уверены, что профессор…
Ненавидящий взгляд Снегга уткнулся прямо в душу Гарри, и паренёк запнулся.
- Я уверен, - мягко сказал Дамблдор.
- Нет, я не об этом… - попытался оправдаться Гарри, стесняясь того, то начал подозревать Снегга прямо при Снегге. – Я имею в виду, примет ли Волан-де-Морт…
- Я уверен, - повторил Дамблдор.
Гарри замолчал и опустил голову.
- Пособие по Непростительным Заклятиям, - проговорил Дамблдор и повёл рукой в сторону двери. Дверь распахнулась. – Благодарю тебя за информацию. Можешь перестать наблюдать за опушкой, этого больше не нужно.
- Могу перестать?! – изумился Гарри.
- Можешь, - заверил его Дамблдор. – Надо только немножко постараться.
Гарри вдруг понял, что ему очень интересно подсмотреть, как же Снегга будут принимать обратно в Пожиратели, поэтому он не стал возражать и утверждать, что не может.
- Ладно… - сказал он. – До свидания, профессор Дамблдор.
Снегг чуть нахмурился, вглядываясь в его лицо, и Гарри стало нехорошо.
- Да свидания, Гарри, - сказал профессор Дамблдор.
Гарри вдруг показалось, что Снегг сделает всё, лишь бы только Гарри не совал нос в его возвращение к Тёмному Лорду.

Зоя Экшен

Журналист


Комментарии читателей

Зой, чего это с Волдиком?))) - Перестаньте говорить «хмм»!!! – заорал он. – У меня уже в печёнках сидит ваше «хмм»! Я хочу, наконец, знать, что это значит!!! *уползла под стол* здесь я полностью согласна с Гарри)) хочу главу, где Северус и Востокус встречаются))) кажется, она скоро будет))
Ленок

С Волдиком ничё))) Если ты про картинку, то это проф. Сэнсибл изображает корчи))))))))))))))) Волдик же туман, а она лысая. Насчёт "хмм" - )))))))))))))))))))))) Я тоже с вами обоими согласна)) Глава скоро, скоро. Очень даже. Иллюстрация там не оч красивая, но зато выразительная;)
Зоя Экшен

а я сразу поняла что не о Волдике речь!))
бедный будный бедный Дамблдор..
А Джордж...он молодец)) неожиданнo
Шкапка


Оставьте свой комментарий

Ваше имя:

Введите число, которое видите:
   14953