Выпуск 21 от 21-Nov-11
Выпуск 20 от 24-Oct-11
Выпуск 19 от 30-Sep-11
Выпуск 18 от 16-Sep-11
Выпуск 17 от 02-Sep-11
Выпуск 16 от 05-Aug-11
Выпуск 15 от 25-Jun-11
Выпуск 14 от 11-Jun-11
Выпуск 13 от 27-May-11
Выпуск 12 от 06-May-11
Выпуск 11 от 15-Apr-11
Выпуск 10 от 09-Apr-11
Выпуск 09 от 25-Mar-11
Выпуск 08 от 12-Mar-11
Выпуск 07 от 05-Mar-11
Выпуск 06 от 25-Feb-11
Выпуск 05 от 19-Feb-11
Выпуск 04 от 12-Feb-11
Выпуск 03 от 28-Jan-11
Выпуск 02 от 21-Jan-11
Выпуск 01 от 14-Jan-11

Наш хостинг Rambler's Top100
Rambler's Top100


 

Магические книги

Свиток 1

Перед самым выходом очередного номера ЕОХСа на столе у главного редактора оказалась неизвестно откуда взявшаяся рукопись... Ее свитки давно пожелтели от времени и рассыпались в руках, однако старый магический шрифт еще можно было разобрать. Главный редактор раскрыла первый и прочитала...

Он вошел в знакомые до боли ворота школы и прошел к ее крыльцу, но впервые никто с ним не поздоровался, и светлые полосы стихийных магий в холле впервые не вспыхнули приветственным цветом. Зато ярко загорелись все три центральные полосы. Всего полос было одиннадцать: по четыре крайних с каждого конца означали склонность мага к той или иной стихии, ближе к центру их замыкали белая справа и черная слева полосы, означавшие склонность мага к светлой или темной магии, наконец, центральная полоса всегда матово переливалась всеми цветами радуги. Когда человек впервые заходил в школу, магия делала свой выбор, при этом слабо светилась черная или белая полосы, и ярко вспыхивали одна или несколько стихийных полос с темной или светлой сторон Веера Сил, указывавшие, к какой из них имеет склонность юный маг. И после, при входе в школу, именно эти полосы всегда вспыхивали, приветствуя мага. Но на его памяти никогда черная и белая полосы не загорались вместе, да еще так ярко. А уж перламутром переливающаяся центральная полоса, означавшая стихию времени и прочие загадочные вещи, которые обычно так и не становились известны ученикам школы, иногда попросту считалась неработающей.
Он сделал всего один шаг - и все три центральные полосы слились в ослепительном серо-серебристом сиянии.
Он на мгновение сделал шаг в сторону родных светлых полос, но они словно бы вообще потеряли цвет, окутавшись тьмой. Любопытства ради он сделал и пару шагов в сторону темных, но они посветлели до совершенно неразличимых серых тонов. Только одна слившаяся линия по центру продолжала гореть.
Он вспомнил, как его испытывали тут впервые, определяя стихию и факультет, и слегка удивился тому, что испытаний на этот раз практически нет, после чего встал на центральную полосу и пошел прямо… В этом тоже было отличие. Полоса не переносила его в нужную точку, а просто длилась и длилась. Только серый серебристый цвет стал настолько ослепительно ярким, что не позволял глядеть по сторонам…
С разных сторон доносились голоса, и первым раздался голос его бывшего декана:
- Маркус Реанар. С отличием закончил отделение светлой магии по специализации на воздушных стихиях. Дополнительно изучил остальные стихии светлой магии, на которых не стал специализироваться.
Он продолжал идти по светящейся полосе и невольно вспомнил при этом свою защиту и экзаменационную комиссию, готовую, кажется, принять без экзамена любую работу, которую он мог бы представить.
Теперь тихий голос профессора магической математики:

- Позволю вмешаться, коллеги, мальчик проявил совершенно уникальные способности, и я считаю, что специализация на воздушных стихиях была выбрана им исключительно из сентиментальных соображений – это полоса выбрала его первой.
"Нет, - подумал Маркус. - Дело было совсем не в этом. Я просто не знал, что выбрать, а единственной выделенной стихией был воздух, который меня действительно выбрал впервые".
Резкий незнакомый голос:
- То есть у мальчика такие серьезные проблемы с самооценкой? Или его на самом деле обычно не принимают в коллектив?
"Да, меня обычно не принимают в коллектив".
Снова ответ декана:
- В любой коллектив его принимали быстро, он становился лидером. Но при этом редко с кем сходился настолько, чтобы начинать делиться личными размышлениями.
"Вы не понимаете. Быть лидером и быть в коллективе – совершенно разные вещи".
- А что с самооценкой?
- Серьезно занижена, поэтому можно не опасаться в расхваливании его качеств. Сутки он будет ликовать, но через день решит, что или неверно нас понял, или все на самом деле не так.
Маркус попытался придумать контраргументы, но решил, что это-то уже, пожалуй, правда.
Резкий голос продолжил:
- При каких обстоятельствах он покинул школу? Кажется, это случилось как-то очень быстро?
В ответ раздался чей-то тихий голос, который Маркус тоже слышал впервые:
- Коллеги, вы помните судьбу города Реанта? Все родственники мальчика жили там. Он сбежал из школы, чтобы лично убедиться в том, что живых в городе не осталось. Через месяц вернулся, чтобы быстро ее закончить.
Перед мысленным взглядом Маркуса предстал город с высоты птичьего полета. Точнее, место, где город был. Когда он спустился, кругом был только серый пепел. Только пепел, где даже магия не могла высветить не только следы жизни, но и следы смерти. Он бродил там неделю, но ни разу не почувствовал ни душ своих родных, ни даже их теней. После этого он собрал воедино все свои познания в искусстве опрашивать миры, и на неделю погрузился в безмолвие, пытаясь докричаться хоть до кого-нибудь. Но все миры ответили ему таким же безмолвием.
Уже в отчаянной попытке добиться хоть чего-нибудь, он за пару недель проглотил начальный и продвинутый курс некромантии и воззвал к мертвому городу, в попытке получить хоть какой-то ответ… Но даже это принесло лишь тишину.
Он отбросил все принципы светлых магов и звал город на всех доступных ему языках и всеми способами. Поняв, что некромантия не поможет, он обратился к демонологии. Демоны, как всегда, врали и насмехались, но он понял, что и они растеряны, поскольку не чувствуют не только душ умерших, но даже связи его души с ними, а ведь они, согласно всем канонам, нерасторжимы.
Снова резкий голос:
- И теперь он одержим местью?
Декан ответил с некоторой паузой:
- Не могу сказать, коллега.
"Нет. И да. Это не должно повториться. Это все, что я знаю. Принесший такое оружие в наш мир должен умереть. Исчезнуть. Или забыть о том, как его сделать. Навсегда".
- Почему он снова здесь?
- Не могу сказать, коллега.
- Что было после школы? Все же прошло не меньше семи лет с ее окончания?
Продолжил другой тихий голос, отвечающий на вопросы резкого:
- Он сделал блестящую карьеру маг-аналитика, завершившуюся совершенно внезапно, так же, как и окончание школы. Известно, что он оставил на столе директора аналитического центра заявление об уходе, после чего исчез. Дальнейшие следы обнаружены на Цитлакской войне.
- Он участвовал в сражениях? На чьей стороне?
- Ни на чьей. Он появился на поле сражения, во время известной битве при Грюнкалисе, использовал чудовищную магическую силу, причем непонятно куда она ушла. Судя по всему, после этого лишился собственной, во всяком случае, большей ее части. Его хватало только на мелкие процедуры и заклинания, после которых требовался длительный отдых. Его достаточно долго видели то тут, то там, но нигде он надолго не задерживался. Прослыл местным сумасшедшим и убогим, спасающим от ран не только случайных людей, с обеих, надо сказать, сторон, но и животных, птиц, деревья, даже землю.
Чье-то восклицание:
- Землю?
- Да, коллега. Его обнаружили за процедурой лечения земли. Использовались стандартные заклинания излечения, применяемые к человеку, только произносились они на коленях и относились к обычному полю, точнее даже клочку примерно два на три метра.
«Господи, с чего они так за мной наблюдали, скажите на милость? Я ничем себя не проявил, чтобы за мной следили так пристально», - подумал Маркус.
- Коллега, чем Вас привлек этот студент, что Вы наблюдали за его жизнью после школы столь пристально?
«Мысли что ли читают?» - подумал Маркус.
- Во-первых, я знал, что это юноша выдающихся способностей, коллега. К тому же, мало кому известны подробности исчезновения Реанта, а они очень загадочны.
Резкий голос возразил:
- Город просто уничтожен высококонцентрированным применением боевой магии в локальном объеме. Сначала наложено ограничение объема, после чего просто внутренний взрыв…
- Это все так, коллега, но вот, в чем странность. Взгляните на эти картинки, только что любезно предоставленные нам Маркусом. Я не специалист, но в свое время я интересовался и получил подтверждение, что Маркус провел все процедуры, связанные с некромантией, вызовом демонов, духов, заклинаниями призывания вполне грамотно. Более того, судя по всему, он использовал полный арсенал возможностей призвать чью-либо душу. Тем не менее, он не получил ни единого отклика. И это притом, что среди погибших были его родственники.
- То есть они не умерли?
- Нет, у нас нет ни малейшего повода считать так. Они умерли. Точнее, они были убиты. Причем убиты не только тела, но и души. Да еще и так, что от них не осталось ни малейшего следа во всех мирах. Согласитесь, что по меньшей мере это странно. Если не сказать страшно.
- Коллега, это невозможно. Даже убитая душа оставляет за собой тень…
- Не было теней в Реанте, коллега. Ни одной. Ни малейших следов. Вы не понимаете, видимо, насколько ни малейших. Если бы город был просто стерт с лица земли, то земля под ним давала бы отклик. Деревья, листья, птицы вокруг. А на самом деле в этом месте отклика не дает ничего. Полное молчание. Коллега, это место есть, но обнаружить его никакими магическими силами не удается. Кстати, Реант исчез со всех магических карт, включая древние. И все попытки написать историю Реанта пропадают втуне.
После этого наступила некоторая пауза. Маркус обнаружил, что давно никуда не идет, а просто стоит посреди серебряного пламени. Мыслей никаких особых не было, он просто ждал результата.
- Почему же мы его помним?
- Потому что наша память не только магической природы, но и обычной, человеческой. На сегодняшний день существуют только обычные человеческие хроники, которые рассказывают о городе. Других нет. Ни одной.
- Этого не может быть!!!
- Проверьте, коллега. Именно поэтому я так пристально слежу за Маркусом. Он – единственный житель Реанта, оставшийся в живых. Он единственный реантец, кто помнит их магию и в ком она еще жива. Хотя связь – проверьте сами – отсутствует. Вы же помните, как у них было заведено? Любой житель города всегда мог с ним связаться и получить помощь магической энергией. Сама связь у Маркуса есть, но «на том конце» ответа нет. И все это довольно странно выглядит.
Чей-то голос как-то очень спокойно спросил Тихого:
- Коллега, каким образом Маркус сумел высвободить такое количество энергии во время битвы при Грюнкалисе?
- Ни один из источников не был задействован. Это с одной стороны. С другой, я могу точно сказать, что всю собственную он потратил на заклинание призывания. Ответ пришел, но это был не ответ его города.
Мелодичный женский голос, принадлежавший, кажется, главврачу местной маг.больницы, завершил обсуждение:
- Коллеги, у меня последний вопрос. Вы уверены, что юноша не сошел с ума?
- Проверьте его сами, коллега.
Внезапно полоса погасла, и он обнаружил, что стоит в круглом зале, подобном цирку. На скамьях вокруг сидели старейшие маги этого мира, преподаватели школы и по меньшей мере по одному представителю всех существ, имевших разум на планете. Даже водные представители тоже были здесь – целый сектор зала представлял из себя огромный аквариум.
- Почему Вы вернулись в школу, Маркус? – вопрос задал тот же женский голос, и он действительно принадлежал Леди Трамм, возглавлявшей коллегию магов-медиков континента.
Маркус помолчал, собираясь с мыслями.
- Я не знаю, Леди Трамм. В своих поисках я обнаружил, что моя дорога ведет снова в нашу школу, но я не ожидал такого приема. Я рассчитывал, что причины, заставляющие мой Путь вести меня сюда, обнаружатся сами собой.
- И тебе стало что-то намного понятнее?
- Нет, Леди. Я все еще жду знака, ибо не понимаю, что происходит.
- Что тебя ведет, мальчик? – Тихий голос, оказывается, принадлежал Верховному Магу Каллеману, возглавлявшему и Совет Магов, и школу.
Маркус хотел было возразить, что он не мальчик, но вместо этого внезапно даже для самого себя ответил:
- Усталость. И отчаяние.
Каллеман молчал, и Маркус продолжил:
- Я чувствую угрозу, висящую над миром. Я не могу ее предотвратить. Я не могу понять, откуда она исходит. Я даже не понимаю, что именно я чувствую и почему я считаю, что эта угроза есть. Но при мысли о ней я испытываю панику и отчаяние. А еще я устал нести эту ношу. Мне кажется, что от меня что-то может зависеть, но не знаю что. Мне кажется, что я могу что-то изменить и попытаться спасти этот мир. Но я даже не знаю, в каком направлении двигаться. Я очень устал, Учитель.
Каллеман вздрогнул.
- Почему ты назвал меня так, мальчик?
- Не знаю, сэр. Я дал ответ, который требовало от меня мое магическое существо.
- А я знаю, Каллеман. И ты тоже прекрасно это знаешь. Именно поэтому ты и следил за ним так долго. Или ты все еще не понял, что нашел Ученика, Верховный Маг? – Реплику подала молчавшая до этого женщина, чья сущность излучала Силу, от которой хотелось зажмуриться или просто спрятаться. Реанар никогда еще не видел подобной Силы в сочетании с уздой Разума, да еще и у женщины.
- Он может быть просто безумцем, как правильно предположила коллега Трамм. И тогда он тоже будет испытывать.
- Да сколько ты будешь притворяться перед этим мальчишкой? – Женщина словно бы на секунду потеряла контроль, и Сила ее вырвалась, обдав их волной гнева. Однако Маркусу хватило знаний понять, что если бы это было действительно так, от него бы уже ничего не осталось.
- Этот ребенок чувствует мир как никто другой, включая тебя или меня! И он пытается найти ответ на вопросы, которые давно мучают всех нас! Он один продвинулся дальше, чем все твои опытные маги! И ты еще думаешь, не сошел ли он с ума?! Да он разумнее нас всех вместе взятых! Или ты не понимаешь, что как раз то, что он все еще разумен, и говорит обо всех его талантах без всяких там отчетов декана?
Верховный маг казалось бы смутился перед таким напором, потом остановил женщину движением руки и надолго задумался. Воцарилась тишина.
Потом Каллеман встал и посмотрел на юношу. Маркусу показалось, что он видит самую его суть и безмолвно открылся ему навстречу.
- Ты зачислен.
«Но куда?» - воскликнул Маркус мысленно.
«В Орден Хранителей Равновесия», - так же мысленно отозвался голос у него в голове, и Маркус был готов поклясться, что он принадлежал женщине с Силой. В голове у него возник смех и снова прозвучал ответ: «Меня зовут Джанга, юноша. С зачислением тебя», - после чего все голоса убрались из его головы.
Серебристая полоса под ногами померкла и превратилась в стрелки, которые указывали путь куда-то из зала. У Маркуса возникли тысячи вопросов, но дорога уже неумолимо уводила его из зала, и задать их было попросту некому.
Сзади раздалось странное восклицание того резкого голоса, который он так и не успел опознать среди членов Совета Магов:
- Ну, это просто фантастика, коллеги! Еще один!

Продолжение следует...

неизвестная рукопись

Корреспондент


Комментарии читателей

а дальше будет:)?
читатель

а как попросите
рукопись

а как попросите
рукопись

Тогда попросим)
читатель


Оставьте свой комментарий

Ваше имя:

Введите число, которое видите:
   63129