Выпуск 21 от 21-Nov-11
Выпуск 20 от 24-Oct-11
Выпуск 19 от 30-Sep-11
Выпуск 18 от 16-Sep-11
Выпуск 17 от 02-Sep-11
Выпуск 16 от 05-Aug-11
Выпуск 15 от 25-Jun-11
Выпуск 14 от 11-Jun-11
Выпуск 13 от 27-May-11
Выпуск 12 от 06-May-11
Выпуск 11 от 15-Apr-11
Выпуск 10 от 09-Apr-11
Выпуск 09 от 25-Mar-11
Выпуск 08 от 12-Mar-11
Выпуск 07 от 05-Mar-11
Выпуск 06 от 25-Feb-11
Выпуск 05 от 19-Feb-11
Выпуск 04 от 12-Feb-11
Выпуск 03 от 28-Jan-11
Выпуск 02 от 21-Jan-11
Выпуск 01 от 14-Jan-11

Наш хостинг Rambler's Top100
Rambler's Top100


 

КОНКУРСЫ: Проза

Волшебное лето: проза (итоги)

Ещё раз добрый день, дорогие читатели

А вот и результаты конкурса прозы на тему «Волшебное лето». Как-то было мало и участников, и жюри. И даже читатели не оценили старания участников. Но даже такие моменты не лишают лета и работ, выставленных на конкурс волшебства.

Как всегда, вначале представляю вам комментарии нашего жюри.


Участник 2
- звёздный дождь, это чудесно)
Участник 3
- Аж в жар бросило от описания жары
Участник 4
- Первые встречи, они такие!)
- технические огрехи, кое-что просто явное, не заметить сложно. + стиль местами уезжает с рассказа на изложение фактов
Участник 5
- это наша история, это наше лето
- маловато что ли показалось про само лето, про его волшебство..
Участник 6
- Очень тёплое, очень летнее, очень лёгкое



Вот и список участников конкурса.

1. Aiya Arannell, Слайзерин, 7 курс.
2. Candy Wandy, Рейвенкло, 4 курс.
3. Ина Лиддел, Рейвенкло, 7 курс.
4. Nevada Tan ВХС
5. Камлла де Томирис, 5 курс, Хаффлпафф.
6. Иннелин, Рейвенкло, 3 курс.

А вот и победители сегодняшнего конкурса. Интересно, что третье место разделили сразу два участника.

1 место: Иннелин, Рейвенкло, 3 курс.
2 место: Candy Wandy, 4 курс, Рейвенкло
3 место: Ина Лиддел, Рейвенкло, 7 курс. Камлла де Томирис, 5 курс, Хаффлпафф.


1 место: Иннелин, Рейвенкло, 3 курс.

Лето готовила пирог: крупными кусками резала яблоки, взбивала тесто и ежесекундно косилась на сковородку. Ласковый южный ветер уносил запах корицы за окраины сада, лукаво дразня ароматом всех, кто мог оказаться поблизости. Лето ждала гостей, гостей особых и от этого ещё более желанных. Над головой девушки нависала раскидистая ива, скрывавшая хрупкую фигурку хозяйки сада от палящего полуденного солнца. На ветвях толпились птицы, любопытно заглядывающие за плечо красавицы-Лето. Впрочем, она не обращала на птичий щебет особого внимания.
«Скоро, совсем уже скоро», - выстукивало девичье сердце. «Надо поторопиться», - руки хозяюшки задвигались быстрее, превращая хаос, царящий на плетёном столике, в идеальный порядок. Остатки муки белым снегом запорошили зелёную траву, запачканная посуда полетела к игривому ручейку, журчащему у изгороди, а яблоки залили тестом и отправили к огню – печься. Наконец, Лето одним ловким движением пригладила скатерть и водрузила большую корзину с фруктами в самый центр стола.
«Ну, вот и всё, - подумалось девушке, устало присевшей на краешек стула. – Стол накрыт, стулья расставлены, а пирог печётся. Остаётся только ждать…»
Белая голубоглазая кошка запрыгнула на колени хозяйки и ласково заурчала: «Не беспокойся, Лето, долго ждать не придётся».
Птицы на ивовых ветвях встрепенулись и загалдели. «Идёт, идёт, первый идёт», - распинался горластый дятел. «Началось! Дождались!» - вторили ему остальные, возбуждённо прыгая и перелетая с места на место.
- Скучаешь, сестричка? – Лето всплеснула руками и вскочила со стула: у калитки вырос высокий кудрявый юноша. Он выглядел совсем юным, этот беловолосый мальчик. На плече его сидел соловей, а в золотистых волосах гостя красовался венок из одуванчиков. – Или не рада?
- Братец! Июнь! – воскликнула Лето и бросилась брату навстречу.
- Соскучилась? – лукаво усмехнулся тот.
- Очень, - покраснела девушка. – Разве ты сам не видишь?
- Я не рано? - Июнь звонко рассмеялся и поцеловал сестру в щёчку. – Принимай подарки.
- Ты всегда приходишь раньше остальных, - Лето приняла из рук самого младшего брата корзину с лесной земляникой и поставила её на один из лишних стульев. – И тебе всегда здесь рады.
- А мне? – вмешался знакомый голос, и сильные руки обняли Лето и закружили девушку в воздухе.
- Разве я могла забыть про тебя? – улыбнулась хозяйка, когда руки среднего брата поставили её на землю. – Милый, милый Июль, как ты мог такое подумать?
В воздухе запахло свежескошенным сеном. Загорелый Июль подмигнул младшему Июню, его синие глаза насмешливо засверкали:
- А вдруг? Кто тебя знает?
Громкий смех всех троих спугнул птичью стаю, и пернатые взмыли в небеса. Июль вручил сестре огромную охапку цветов. Лето положила подарок на скамейку и ахнула: весь сад был усыпан цветами, яркими и душистыми, на деревьях стали появляться плоды – с минуты на минуту должен был прийти старший брат, Август.
Казалось, с появлением Июля даже солнце засветило ярче, а на небе, вы только посмотрите, появилась радуга.
- Ты знаешь, что мне подарить, - просияла Лето, восторженно глядя на радугу. – Ах, мои дорогие братья, как же я вас люблю!
- Надеюсь, я не помешал? Если что, вы только скажите, - к трём фигурам в саду присоединилась четвёртая. Это был красивый статный мужчина средних лет с пышными усами, придававшими всему его облику какую-то солидность.
- Август, братишка, ты опять чуть не опоздал, - отозвался весёлый Июль и хлопнул старшего брата по спине, - но мы тебя прощаем.
- Июль! – укоризненно воскликнула Лето. – Ну, разве так можно?
- Можно, - Июнь с восторженным визгом повис на шее Августа, лишь на мгновение опередив сестру. – Когда мы вместе, мы всё можем!
- Верно, - улыбнулся Август, обнимая ласкового Июня, радостную Лето и насмешливого Июля, пару слов назад получившего братский подзатыльник.
Июль лишь по-мальчишески ухмыльнулся, тряхнул шевелюрой и ничего не ответил. Третья корзина, сплетённая из тугих колосьев, заняла своё место: внутри лежали грибы и головки подсолнуха, над которыми кружили несколько пчёл.
Все уселись за стол, и в воздухе повисло молчание. Оно не было неловким, словно сидящим было не о чем говорить, или вынужденным, будто бы каждый хотел что-то сказать, но предпочёл промолчать. Нет, это было дружественное молчание. Так молчать могут лишь те, кто знает друг о друге всё и даже немножко больше. Такое молчание значит гораздо больше пустых слов.
Лето окинула братьев взглядом и улыбнулась. Они сидели рядом, три светловолосых красавца: юный зеленоглазый Июнь, молодой Июль с глазами синими, как небо, и зрелый Август, кареглазый, как и сама Лето.
Три брата, три месяца, три радости. Младший Июнь – душа Лета, самый искренний и радостный на свете, средний Июль – сердце Лета, насмешливый, но очень добрый, старший Август – разум Лета, трудолюбивый и заботливый, а также самый мудрый из всех.
Лето положила руку на стол, и три ладони сразу согрели её своим теплом.
Как здорово, что вы есть у меня. Как здорово, что ты у нас есть…

2 место: Candy Wandy, 4 курс, Рейвенкло

Тишина. Даже вечно что-то поющие лесные птички затихли. Ни цикад, ни кузнечиков, ни шумных магов - никого не было слышно. Мир спал безмятежным, летним сном, утомившись после долгого дня.
Внезапно этот величественный покой нарушили резкие звуки.
- Ну, что? Думаешь, все уже уснули? - сказал кто-то звонким голосом.
- Тссс! Даже если уснули, своими криками сейчас их и разбудишь! - шепотом произнес другой голос.
- Всё. Молчу-молчу...
На несколько минут голоса стихли. Лишь изредка слышался треск сухих веток, ломающихся от ходьбы. br> - А ты уверена, что это стоит того, чтобы ходить ночью по лесу? - не выдержала обладательница звонкого голоса. - И нельзя было что ли поближе места найти?
- Уверена! Это волшебство в первозданном виде! И там, куда я веду тебя, оно видно лучше всего!
- Но...
- Никаких но!
И вновь на некоторое время воцарилась тишина.
- Мамочки! - раздался оглушительный крик.
- А сейчас чего ты кричишь?!
- Посмотри на ветку! Там... там... там кто-то есть!
- У-ху-у-у! - ответил этот кто-то на ветке, сверкая своими огромными глазами. - У-ху!
- Это ж просто сова! - отозвался голос более рассудительной и очевидно старшей волшебницы.
- Вот только она своим уханьем не только лагерь, но и замок разбудит!
- Может предложить ей крекеров?
- Ты что! Это же сова и...
Но юная колдунья уже делилась угощеньем, а птица с удовольствием его поглощала.
Доев крекер, совушка взлетела и села на плечо маленькой волшебницы, видимо, признала ее другом. А может, хотела еще печенья.
- Вот видишь! Теперь она будет служить нам фонариком! - обрадовалась девушка со звонким голосом.
Лес опять погрузился в безмолвие.
- Все! Пришли! - сообщила старшая волшебница.
- Ура! Ура! Но это же просто поляна!
- Не просто! Посмотри в небо.
И начался дождь. Да не простой дождь, а волшебный, звездный. Тысячи звездочек стремились попасть в эту ночь на землю.
- Но не могут же они просто так падать сюда! Быть может, сегодня на нашей Земле происходит нечто необычное? А звезды спешат посмотреть на это? - рассуждала юная чаровница. - Как же красиво! И ничего магглы со своей наукой не понимают! Не может такая красота объясняться наукой!
"Это же волшебство!" - думала вторая колдунья.
А сова ничего не думала. Она знала, что это ночь - особенная. Чем особенная? А это пусть останется ее секретом.


3 место: Ина Лиддел, Рейвенкло, 7 курс.

Несколько часов до Питера, несколько килобайтов до Хогвартса. А это другой мир, тоже теплый, тоже волшебный, но другой.
В машине душно от разговоров. Не то, чтобы мы не могли поговорить в другое время, но с друзьями так часто случается: ты никогда не можешь наговориться. Летят обрывки лекций, сокурсников, рабочих будней, дипломных работ все в наших беззаботно-летних словах.
За окном пейзаж почти не меняется, но ему это не вредит. Каждый, кто хоть раз выходил на эту трассу, потом рассказывает, что никогда, никогда не видел ничего подобного. Еще бы, нужны нам ваши дедрапарки, у нас тут по всей дороге такой дедрапарк, что большего и желать нечего. И воздух. Когда машина летит на такой скорости, насладиться этим воздухом не получается, да и машин много слишком по этой дороге, место для отдыха уж больно популярное. Но даже так, через чужие машины, сквозь скорость, ощущается легкий намек на запах, который способен вскружить самою трезвую и серьезную голову.
А еще за окном печет солнце, в это лето особенно сильно, но это не чувствуется тут, вблизи леса и воды.
Договаривались мы уже давно, но все никак. Все знают, как это бывает. То машину лень брать, то работы по горло, а то и вовсе похолодало (в это-то лето). В итоге поехали именно сейчас, посмеиваясь между собой: ради Кемерона.
Как раз в эти выходные звезда незакатная и автор таких гигантов, как "Титаник" и "Аватар", должен был погружаться на батискафе. Для этого дела наши расстарались и перетащили батискаф к острову. Но жить Кемерону все равно предложили в поселке, на большой земле. Оно и верное, кто ж ему на острове блага цивилизации предоставит? А он, хоть про туземцев снимает, вряд ли оценит прелести туземного бытия.
В поселке народу видимо-невидимо, машину поставить, как это водится, негде, приходится уводить аж вглубь поселка, благо там места есть.
И даже идешь по дороге, а такое ощущение, будто килькой в банке топчешься. К шашлыкам не пробиться, хотя омуля все равно много. Да и отчего же мало будет, если это главный промысел для здешних жителей?
А народ облепил все беседки, а ведь по 50 рублей за час! Народ пачками утромбовался на песочке, устаканился по тротуарам и на дороге, расползся по кафешкам. В иные дни там, кроме тараканов, никого и нет. Кое-кто даже перелесок занял. Это, конечно, ушлая молодежь.
- Неужели ради него, ради Кемерона? - спрашиваю.
- А то как же, зачем еще столько народу могло приехать на отдых за город в последний теплый выходной? Только ради звезды незакатной.
- И зачем он только сюда?
А шашлыки в это время растворяются во рту и не оставляют места другим ощущениям, кроме блаженства. Я, разумеется, киваю головой на самый дорогой отель поселка "Маяк", такой нестыдно и в Лондоне держать, не то, что здесь. - Думаешь, там?
- Не, ныряет, пади, уже. Солнце-то встало давно.
- Но остановился-то точно там.
Волны в это время ласково целуют пятки. Помочить руки и ноги в воде - это святое. Кто никогда этого не делал, тот просто не поймет. Даже когда народу столько, словно весь мир в одну точку слетелся, когда ты опускаешь руки в эту воду, все это перестает иметь значение. Ты остаешься наедине с ним - и все. Я не знаю, кто и что делает в этот момент. Я просто не думаю, за меня думает он. Он питает, он делится, он любит.
Потом можно поискать камешки: я - в подарок, а Надька - для себя. И стекло среди камешков, обточенное водой. А может и запустить, хотя, кто ж в него смеет запускать? Вот он камни запускал, да! Один так запустил, что до сих пор видно. Говорят, вокруг камня того вода даже самой студеной зимой не замерзает. Правду говорят, я свидетель.
Потом можно отойти, расслабиться, поесть купленной тут же ягоды.
- Думаешь, он вдохновение поймает?
- Ага, и снимет вторую часть "Аватара".
- Скорее уж "Титаника", пресноводный вариант.
Про пресноводность жители вспоминают часто. И неслучайно, есть чем гордиться. Особенно наблюдая изумленные глаза приезжих, когда они видят прозрачно голубую воду, настолько чистую, что можно промывать глаза. По сравнению с этим все эндемики и даже вся сувенирная продукция в виде шаманских штучек уходит на второй план. Особенно москвичи не верят, что воду можно вот просто так пить.
И, разумеется, всех поражают горы. Вдали, в дымке, такие волшебные, таинственные. Глаз не оторвать.
Ради чего мы столько договаривались, приехали? Ради чего приехали все эти люди? А он, Кемерон, зачем? Зачем все стремятся? Всего и не описать. С ним сколько раз не сталкиваешься, всегда это слишком необъятно. И сколько бы ты не приезжал сюда, к нему, в одно и то же, протоптанное на сто раз, место, каждый раз это волшебно, невероятно. Среди тех, кто живет неподалеку, считается, что без него лето не может быть гармоничным, завершенным. Одно слово - Байкал.

И также 3 место: Камлла де Томирис, 5 курс, Хаффлпафф. Последний день лета

День становился все короче, звезды все ближе и ярче, холодный ветерок сменил африканскую жару, и все меньше обитателей Хогвартса решались ночевать в палатках у озера. Лето, Самоуправление и Летний лагерь подходили к концу.
Ками вприпрыжку бежала по Лесу к поляне Вольных Мечтателей - все самоуправление их с Кэнди как "профессоров" не пускали на отрядную полянку.
Начинающие желтеть листья и пустые палатки встретили ее недоумевающей тишиной. Кто помел потревожить покой пустой поляны? Ками обошла погасший отрядный костер и увидела большой плакат - "Летний лагерь подходит к концу. Собирайте вещи и переезжайте обратно в родные башни. Спасибо, что были с нами!"
Ками присела в центре поляны и задумалась. Холод погнал студентов домой, но есть еще по крайней мере одна ночь, и, как вожатая, она непременно должна провести ее у костра - вдруг ностальгия приведет еще хоть одного мечтателя под звездное небо?
С этой надеждой Ками взмахнула палочкой - и отрядный костер ярко и весело затрещал на привычном месте. Девочка влетела в палатку, чтобы взять спальник, и тут внезапно из-под кипы подушек и мягких игрушек послышался глухой голос - и вот потихоньку вся Кэнди показалась взору вожатой. Что же - великие люди мыслят одинаково - обеим девочкам не захотелось прощаться с летом и, как прежде, они решили ночевать у костра, но вместо сказок в этот раз были воспоминания...
...Первый сбор отряда - бурное обсуждение названия, спор из-за эмблемы, общая идея, коллективное рисование и вклад каждого в общую сказку - первая победа в представлении отрядов и последующая тишина на поляне, купание в самую жару в озере и легенды у костра, как по одному под звук гитары подтягивались к отрядному костру мечтатели, разговоры таких разных и таких, как оказалось, одинаковых ребят разных факультетов, зародившаяся дружба и старые знакомые... ...Воспоминание о том, как в тихий час пробирались к Лючии в палату уже не изолятора и сочиняли песни у костра, как волновались за посланные лекции и с грустью и радостью уходили в учительскую, как носились по замку, опрашивая обитателей, и зарывались в летописи и старые номера "Оракула", готовясь к исторической конференции в последний день...
Лето было долгим и коротким одновременно. Волшебным и дружным. От вороха воспоминаний у Кэнди загорелись глаза, и в ход пошло волшебство творчества - так родилась песня о лете, прошедшем, но жившем в душах волшебников и волшебниц...
Над лесом занимался рассвет, но Ками и Кэнди мирно спали у костра, положив голову на гитару. Настала пора вставать и убирать за собой поляну - на миг вернулась тоска по лету, но отступила перед теплыми воспоминаниями.
Девочки переглянулись, взмахнули палочками - и поляна возвратилась к первозданному виду, будто и не было никогда на ней "Вольных Мечтателей" и этой летней сказки. Улыбнувшись уже без сожаления, девочки развернулись к высоким башням замка - впереди был новый триместр, новое захватывающие уроки, новое соревнование, новые волшебные приключения.

Любава

Ведущий конкурсов


Комментарии читателей

тут слова ни к чему
Элиф


Оставьте свой комментарий

Ваше имя:

Введите число, которое видите:
   34009